02:01 17 Июля 2018
Прямой эфир
  • RUB0.0272
  • USD1.7000
  • EUR1.9874
НОВОСТИ

Мастер-класс от Олега Попцова

НОВОСТИ
Получить короткую ссылку
0 0 0

Самое опасное для телевидения - это создание телевидения, которое способно разучить нацию думать.Кто может нести груз формирования сознания морали и нравственности нации? Ведущий телеканала? Нет, потому что у него нет жизненной практики. Кстати, на Западе никогда в эфире нет ни одного ведущего моложе сорока - сорока пяти лет

БАКУ, 28 августа - «Новости-Азербайджан», Анар Иманов. Президент «Евразийской Академии Телевидения и Радио» (ЕАТР), писатель и публицист Олег Попцов считает, что по пятибалльной шкале азербайджанскому телевидению можно поставить четверку.

«Если оценивать азербайджанское телевидение по пятибалльной шкале, можно поставить четверку. Иногда четыре с минусом, но все же четыре балла есть. Это уже очень много», - заявил он в интервью «Новости-Азербайджан».

«В Баку я был удручен тем, что в гостинице нет ни одного российского канала. Меня это несколько удивило. Это первое. А второе – я хочу, чтобы на азербайджанском телевидении было больше индивидуальности», - подчеркнул он.

«Вообще, я бы слукавил, сказав, что дни и ночи провожу, читая азербайджанские газеты. Находясь в Азербайджане, правда, читал одну газету на русском языке, потому что я не владею азербайджанским. Сегодня, вчера весь день, я смотрел азербайджанское телевидение. Смотрел сериалы, и, скажу, что начал смотреть еще в самолете. Хочу сказать, что есть общий конвейер. Что мне нравится в них – во-первых, прекрасная игра актеров и прекрасное чувство юмора. Так, как его подают азербайджанские актеры, редко кто подает. Является ли это пожилая женщина, играет ли роль молодой человек, или смущенный ученый, которого застали с другой женщиной, все это делается с юмором и без пошлости. Мне это очень нравится», - сказал он.

«Если говорить о форматах музыкальных, то они общие. Тут очень много похожего. Естественно, это азербайджанские песни, это 2200 вариантов Полада Бюльбюльоглу, когда поют мужчины. Но я должен сказать, что это не так. Я имел возможность посмотреть некоторые вещи еще в свои прежние приезды, и увидел прекрасных актеров и эстрадных певцов со своим рисунком и со своим стилем. Это хорошо. Когда он поет на английском, я акцента не чувствую. Когда поет на русском – в этом есть своя прелесть. Я всегда говорю, что пока у Эдиты Пьехи был акцент, она была неподражаемой, когда она от него избавилась, она стала одной из всех», - отметил Попцов.

Выступая на пресс-конференции в Международном пресс-центре «Новости» Олег Попцов проанализировал в целом проблемы современного телевидения:

- Когда мы в Азербайджане, это проблемы и вопросы, которые есть у азербайджанского телевидения, когда мы в России – это вопросы российского телевидения, когда мы в Британии – это вопросы ВВС, и так далее. Это несмотря на все разговоры, что Интернет перехватит инициативу, а это, мягко выражаясь, не совсем так, хотя значение Интернета возрастает, но точно так же, как в свое время говорили, что с приходом телевидения наступит конец кино. Как мы видим, эти предсказания не оправдались и не могли оправдаться. Как, в принципе, с приходом кино, не могло оправдаться понятие, что после этого умрет театр. Ничего не произошло, ни с историей театра, ни с историей кинематографа, ни с историей телевидения. Существует театр, существует кинематограф, существует телевидение, существует Интернет, существуют газеты и существуют книги. И, естественно, Интернет будет подстраиваться под эти существующие форматы и находить свое место, что он и делает. Есть уже и книги в Интернете, можно в Интернете посмотреть и телепрограмму. Но посмотреть кино в Интернете и посмотреть его в кинотеатре, это две больших разницы. Поэтому надо относиться к этому спокойно.
Сейчас многие говорят, что телевидение переживает определенный кризис, потому что телевидение как бы в громадной степени – это сфера общения. И никогда не слушайте это бестолковое определение о том, что телевидение – это сфера обслуживания. Тот, кто хочет сделать из телевидения товар, да, он готов, он всегда будет отстаивать эту точку зрения. Магазин – сфера обслуживания, ресторан - сфера обслуживания, прачечная - сфера обслуживания, и если в этот ряд поставить телевидение, то мы должны  примириться с тем, что мы опускаемся до этого уровня. Тогда мы не можем ни на что претендовать. Таким же образом мы можем назвать Кабинет Министров сферой обслуживания. И науку, все, что угодно. Это такая удобная формула, которая заключается в следующем - я отвечаю только за продажу, я отвечаю только за получение денег, а все остальное меня не интересует. К сожалению, телевидение попало в этот поток. Жаль. Потому что телевидение – это механизм влияния на мировоззрение человека, и, конечно, это сфера, формирующая мировоззрение. Это очень ответственно,  сложно, но это единственно оправданно. Это позволяет телевидению войти в один коридор с искусством. Вы же никогда не назовете искусство сферой обслуживания? А поэтому, если телевидение претендует на то, чтобы выиграть у кинематографа, оно должно выиграть на поле боя искусства. Если телевидение претендует на то, чтобы выиграть у книги, оно должно выйти на поле боя искусства, и ничего другого не поделаешь. А искусство – это нечто иное. И, конечно, все телевизионщики, которые снимают фильмы, делают передачи, они очень хотят, чтобы их называли людьми из мира искусства. И страшно переживают, когда другие говорят,  зачем нам это искусство? Делаем гламур, и все, никаких разговоров, чем больше обнажения, тем эффектнее. Чем больше глупости, тем понятнее. И самое опасное для телевидения - это создание телевидения, которое способно разучить нацию думать. Телевидение может сделать и это. Оно разучит. Современный юмор у нас примерно на таком уровне – чтобы смеялись все. Обратите внимание, когда показывают юмор, то показывают зал, который хохочет. А смеяться-то нечему. Ну, проходит два дня, спрашиваешь, а над чем ты смеялся? А тебе отвечают – не помню, что-то там такое было, но все смеялись. Юмор, не заставляющий думать, это юмор, заставляющий почесать подмышкой. Юмор, заставляющий думать - это механизм формирования разума. Поэтому сегодня проблема телевидения – это герои. Произошла подмена героя. Телевидение отмечает процессы, когда начинают наступать деньги, когда говорят, что все можно купить, а человек берет паузу, думает и говорит – и всех можно купить. Поэтому мы начинаем сталкиваться с таким понятием, как коррупция, которая имеет неограниченное пространство. С экранов ушел герой нашего времени. Его заменили. Можно обожать, любить, как угодно, героев шоу-бизнеса, восхищаться Малаховым и так далее, я говорю о российском телевидении, Ксенией Собчак. Но когда ушел ученый, ушел нефтяник, крестьянин, когда ушел истинный актер, не тот, который тиражируется в сериале, то
кто остался, кто подменил? Кто может нести этот груз формирования сознания морали и нравственности нации, кто? Ведущий телеканала? Нет, потому что у него нет жизненной практики. Кстати,  на Западе никогда в эфире нет ни одного ведущего моложе сорока - сорока пяти лет. Почему? Потому что народ воспринимает так  - он должен знать жизнь. И он должен знать, что ему сказать зрителям. Мы же начинаем омолаживать кадры.

Но если ты ведешь аналитическую программу, а не информационную, будь добр знать жизнь. Иначе ты нам не интересен. Поэтому нам интересно твое особое мнение. Ты ведешь информацию прекрасно, ты не должен анализировать, но ты должен сказать одну такую фразу, хотя бы одну, чтобы человек задумался. Я помню одного прекрасного американского суперведущего на телевидении, который лет десять тому назад, когда он был информационщиком, он не вмешивался, но он говорил - «Вот эти слова сказал Джон Спинсер». Пауза. «Ну, вы же знаете, кто такой Джон Спинсер? Ему можно верить». И больше ничего. И ничего от себя. Вот это и называется высшее мастерство. Поэтому я и хочу сказать, что биться за истинного героя нашего времени, появление его на телеэкране – есть суть и практически самое главное. Чем отличается настоящий журналист от журналиста непрофессионального? Это колоссальная проблема. Я говорю в данном случае о России. В массовых средствах информации, газетах, радио, телевидении только 12 процентов профессиональных журналистов. 88 процентов – люди, пришедшие откуда угодно, только не из профессионального цеха. Поэтому мы с вами не читаем журналы, а листаем их. Такой же кризис есть на телевидении. Можно думать о кадрах, можно учить. Сейчас в МГУ на факультете журналистики открылось отделение телевидения,
это очень важно. Но еще один опаснейший момент, когда деньги начинают решать все, бал правят заказные материалы. Все. И вы не можете отличить, правда это, или заказ. Это очень опасная тенденция. Где бы вы ни работали – в новостях, в научной сфере, на юридическом канале, о чем сейчас мечтает наш новый президент, он же юрист, ему кажется, что это сейчас самое главное. Да, безусловно, законодательную слепоту надо лечить. И где бы мы ни работали, мы всегда должны помнить, что крест, который мы несем, тяжкий. Но это единственный в своем роде крест, когда мы помогаем людям видеть мир, понимать его и слышать.

Вопрос: на телевидении освещаются конфликты. В чем вы видите роль телевидения?

- Роль телевидения, во-первых, я вижу в  критических моментах, прежде всего в его присутствии в том поле, в котором разыгрываются эти события. Если мы будем исключать присутствие телевидения, то мы будем порождать масштаб слепоты и масштаб глухоты. Это самое главное. И всегда картина имеет объем. И если вы оказываетесь в положении, когда вы слышите одним ухом, это не значит, что вы хорошо слышали. Поэтому это первое, и самое главное. Ни в коем случае, если мы признаем принцип свободы слова, то эта свобода слова является в данном случае решающим оружием, потому что оно позволяет включить в этот процесс общество. Никогда нельзя никакой конфликт оставлять в масштабах игры политиков. И это к тому, что страдать будет народ. Поэтому, оглядываясь на свой народ, любой политик должен совершать меньше ошибок. Последние события, которые происходят в Грузии, они, безусловно, удручающи. Не будем сейчас давать оценки, но я могу сказать, что вся операция была окружена колоссальным масштабом дезинформации. И практически журналисты оказались в ловушке. Они оказались ведомыми. Прозрение стало происходить позже и, к сожалению, это был компонент замысла. Это драматизм. Поэтому всегда нужно в аналитических программах, которые идут, уметь предвосхищать события, уметь анализом останавливать процесс. В этих процессах, которые происходят, гигантская роль принадлежит народной дипломатии. Я хотел бы сказать, что может быть все, чем занимается Евразийская Академия, помимо профессионального компонента, мы занимаемся народной дипломатией. Всякий конфликт можно предвосхитить, когда вы задействуете культуру, представителей науки, контакт представителей разных профессий, и никогда не нужно думать, что все решат военные и дипломаты. Нет. Карта народной дипломатии играет гигантскую роль, особенно в таких ситуациях. Нам надо участвовать в этом, встречаться, обмениваться мнениями и понимать, но есть такое понятие, что правда – продукт горький. Но правду надо знать. И мы понимаем, что этот конфликт, свидетелями которого мы являемся, и который происходит сейчас, он был сделан, это был розыгрыш на поле максимальной дезинформации. К сожалению, наши западные коллеги оказались в ловушке этой ситуации, и это было досадно. Но всему надо учиться. Из всего надо делать вывод.

Вопрос: в современном капиталистическом мире телевидение должно зарабатывать деньги, заниматься бизнесом, но и в то же время надо беречь правду. Где золотая середина?

- В свое время, когда я создавал ВГТРК, российское телевидение, я всегда пытался объяснить Борису Николаевичу Ельцину главную идею. Если свобода слова – не на государственных каналах, а только на частных каналах – значит, свобода слова – товар. Вот, Борис Николаевич, учтите, очень важно, чтобы государственные каналы были примером в отстаивании этого великого принципа. Это очень важный момент. Когда пришел бизнес, положение чрезвычайно осложнилось. Не скрою, что один раз в общении с замечательным человеком – Борисом Николаевичем Засурским – он сейчас президент факультета журналистики, а до этого был деканом, по-моему 40 лет руководил этим факультетом,  я тогда заявил, что надо создавать отделение заказных материалов. Он сказал: «Не дай Бог». Бизнес должен играть на территории бизнеса. Да, телевидение должно зарабатывать деньги. Как оно должно зарабатывать? На рекламе. И тут мы начинаем говорить, зачем нам говорить, к примеру, о пенсионерах, о детях? Программы о пенсионерах не рейтинговые, рекламщики не дают в эти программы рекламы.  Программы о детях не рейтинговые, и на них рекламщики не дают рекламы. Ну что мы будем говорить об инвалидности? И так далее. Вдруг оказывается, что рекламщиков не интересует жизнь. И мы их можем понять – их интересуют деньги. Вот под шоу-программы даем. А я попытался, и в общем сумел доказать обратное. Самыми рейтинговыми передачами на телеканалах, где я работал, были публицистические информационные программы. И они давали самую большую рекламу. Потому что они были рейтинговыми. Все-таки это есть вымысел. Самое страшное, если будут законодателями того, что надо показывать, рекламные компании. Это начало конца. Но многим руководителям это понравилось. Я зарабатываю, и мне хорошо. Зачем мне ставить проблемные материалы. Звонок оттуда, звонок отсюда, не буду. Это неправильно. С властью надо иметь очень умный и толковый контакт. И истинная власть всегда заинтересована в поддержке общества. А поддержку общества можно обеспечить, только используя лекарство, которое называется правда. Я не забуду, как внушал свою работу Борису Николаевичу, говоря ему: «Борис Николаевич, вы – гарант свободы слова». Он это сначала трудно воспринимал. А потом ему это понравилось. Он стал говорить: «Я – гарант. Учтите». И никаких разговоров. И он был гарантом свободы слова. Да, это было так.  Никогда не рассматривайте власть, как врага. Это глупо и примитивно. Это наша власть. Мы ее избирали, и мы ей должны всячески помогать. Но, не только аплодируя ей в зале, но и открывая глаза на действительность. Я сижу здесь, и у меня самые лучшие воспоминания – о Гейдаре Алиеве. Я с ним был лично знаком, не могу сказать, что дружен, но где-то близко к тому. Он меня всегда называл меня по имени. «Олег, ты слышал?» Или, когда я сюда приехал, он мне, трогательный момент, сказал: «А почему ты не заходишь?». А я говорю: «Интересный вопрос». Это был мудрейший глубочайший человек, который бесконечно любил собственный народ. Он не боялся услышать то, что было необходимо.

Я работал в союзные времена редактором «Сельской молодежи». И у нас была самая обильная почта. Мы получали в год где-то до 150 тысяч писем. И они начинались: «Дорогая редакция, приезжайте, разберитесь…». Они писали не в комитет госбезопасности, не в Совмин. Они считали, что журналист может приехать и разобраться. Вот мы сейчас это утратили. И это вина не власти, это вина журналистов, которым захотелось стать товаром. А это очень опасное искушение.

 


 



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Нино Бурджанадзе в своем рабочем кабинете

    В Грузии слишком плохая экономическая ситуация, чтобы платить членские взносы в НАТО, считает экс-спикер парламента страны Нино Бурджанадзе.

  • Футбол.Фанзона Sputnik Абхазия

    Sputnik Абхазия решил еще раз вспомнить, как проходили футбольные вечера в фан-зоне болельщиков в Сухуме во время чемпионата мира-2018.

  • Ос-Багатар

    В Северной Осетии может появиться памятник национальному герою республики, последнему аланскому царю Ос-Багатару.

  • Архивное фото машин скорой медицинской помощи

    В казахстанском Петропавловске автомобиль на полной скорости влетел в стеклянную остановку - восемь человек госпитализированы.

  • Турдали Кожоналиев, отец Бурулай, убитой в здании ОВД Жайыльского района. Архивное фото

    Премьер-министр Кыргызстана поручил министру внутренних дел лично встретиться с отцом девушки, убитой в здании милиции.

  • Грибы лисички в корзине, архивное фото

    В белорусских лесах уже успели собрать урожай земляники и малины и очень ждут грибов. Sputnik выяснил, что сдают белорусы в райпо и сколько на этом зарабатывают.

  • Выступление группы Би-2

    Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией Латвии признало, что на концерте группы "Би-2" не было агитации.

  • Предполагаемая тюрьма ЦРУ в Антавиляй, ноябрь 2009 года

    Литовский адвокат уверен, что высшее руководство страны давит на судей, чтобы те не исполняли решение международных инстанций в деле о секретной тюрьме ЦРУ.

  • Водительское удостоверение

    Гражданин Молдовы удивил даже видавших виды пограничников — полтора десятилетия он без проблем водил машину с поддельным удостоверением.

  • Нино Бурджанадзе в своем рабочем кабинете

    В Грузии слишком плохая экономическая ситуация, чтобы платить членские взносы в НАТО, считает экс-спикер парламента страны Нино Бурджанадзе.

  • Футбол.Фанзона Sputnik Абхазия

    Sputnik Абхазия решил еще раз вспомнить, как проходили футбольные вечера в фан-зоне болельщиков в Сухуме во время чемпионата мира-2018.

  • Ос-Багатар

    В Северной Осетии может появиться памятник национальному герою республики, последнему аланскому царю Ос-Багатару.