08:50 18 Октября 2018
Прямой эфир
  • RUB0.0260
  • USD1.7000
  • EUR1.9649
АНАЛИТИКА

«Пропади пропадом этот режим, что заставил нас надеть чадру»

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
1 0 0

Нельзя заставлять людей надевать чадру, или насильно жить по законам религии. Когда идет насилие, ответ бывает таков, считает ученый-востоковед

БАКУ, 27 июл – Новости-Азербайджан, Гюльнара Инандж.Эксклюзивное интервью  агентству «Новости Азербайджан» ведущего научного сотрудника отдела «Южный Азербайджан» Института Востоковедения НАН Азербайджана, кандидата исторических наук Акрама Рагимли (Биже).

- Существует мнение, что выступающие против ядерной программы  Ирана США и Израиль пытаются в свою антииранскую кампанию вовлечь население Южного Азербайджана, и с этой целью даже спонсируются исследовательские центры и институты в США. За основу берутся неоднократные национальные выступления, происходящие в Южном Азербайджане (ЮА) в прошлом столетии и в XXI в. Ваше мнение на этот счет?

- Антииранские силы в своем стремлении любыми способами вынудить Иран отказаться от развития атомной технологии, согласно мировым СМИ и израильским источникам, раздувают южно-азербайджанский элемент. Они ставят вопрос таким образом: разжигание национально-освободительного выступления в ЮА есть один из важных факторов вынуждения Ирана отказаться от своих намерений. Подход к национальным силам ЮА с этой точки зрения в корне ошибочен. Напряженные отношения между народом ЮА и иранским властями начались не сегодня, а с 1925 г. -  еще с периода правления Пехлевидов, потом после победы в 1979 г Исламской революции. 30-35 млн. азербайджанских тюрков, наряду с другими народами Ирана, боролись за свои национальные права. Периодически возникающие требования азербайджанцев о предоставлении им национальных прав, как говорят иранские эксперты, похожи на тлеющий уголек.

Если иранские власти  хотят, чтобы южные азербайджанцы в вопросе защиты государства выступали как сила, борющаяся за целостность страны, тогда должны стараться решить те проблемы, за которые наши соотечественники отдали десятки тысяч жизней.

Эти проблемы заключаются в экономическом и культурном неравенстве, в требовании предоставления прав культурной автономии. Иранский Азербайджан состоит из 6-ти провинций - Западного и Восточного Азербайджана, Зенджана, Ардебиля, Хамадана и Газвина. Рассматривая иранскую статистику экономических показателей, можем наблюдать явную отсталость этих 6-ти останов от других регионов страны, например, от Тегерана, Шираза, Йезда, населенного персами, что есть свидетельство неравного отношения к гражданам страны с разным этническим происхождением. Не оказывается внимание на развитие национальной индустрии, сельского хозяйства, строительства, в результате происходит отток азербайджанцев в развитые регионы страны, и в последнее время наблюдаем сокращение населения в ЮА. Этому предшествуют экономическая отсталость, безработица, искусственно создаваемая дороговизна.

Если тегеранские власти хотят, чтобы азербайджанцы в эти трудные минуты были рядом с государством, эти вопросы должны быть учтены во внутренней политике страны, слова и действия персидских националистических кругов (не персидского народа) должны совпадать, нужно отказаться от двойных стандартов в отношении населения страны.

Еще один фактор, выступающий раздражителем роста национальной активности в ЮА, это право использования родного языка. Во-первых, персидские националисты говорят, что Иран - не многонациональная страна, есть только единый иранский народ. Согласно этому утверждению, все проживающие в Иране, в том числе и азербайджанцы, произошли от персов, то есть они арийцы. Этот язык им приобщился в 15-16 вв. с нашествием монголов. Эта теория не имеет никаких научных оснований. В исторических источниках корни азербайджанского этноса уходят во времена до нашей эры. Азербайджанцы играли большую роль в формировании экономики, государственности Ирана.

Во-вторых, право использования родного языка, указанное в 15-й статье Конституции Ирана, не должно носить формальный характер. Речь должна идти об использовании азербайджанского языка в регионах компактного проживания народа на правах второго государственного языка.

В-третьих, азербайджанским писателям, интеллигенции, журналистам запрещается поднимать и освещать национальные темы, разрешается писать только о едином иранском языке, народе и государстве. Например, река Урмия в последние 20 лет находится под угрозой высыхания. Местное население обратилось в государственные структуры местного и центрального уровня, в парламент Ирана, но никакие действенные меры со стороны властей не были предприняты. С высыханием реки регион, особенно западный Азербайджан, ждет опасность экологической катастрофы – сотни тысяч тонн соли, накрыв земли, превратят их в непригодные солончаки.

В Конституции Ирана нужно указать многонациональность его населения. Но персидские националисты опасаются, что в этом случае персы останутся в меньшинстве. В современном мире, с точки зрения прав человека, отрицание наличия какого-либо народа расценивается как идеология, близкая к фашизму.

Согласно подсчетам, в Иране проживает около 40 народов и национальных групп. Народы должны получить право получения образования на родном языке, крупным народам необходимо предоставить место в парламенте. Противоречивые оттенки в национальных отношениях приводят к недовольству своим государством, что дает некоторым лоббистским силам основание полагать, что эти недовольные властями группы будут содействовать антииранским силам при нападении на Иран. Но ошибочно их расценивать инструментом в антииранской политике, думать, что азербайджанские тюрки станут опорой внешней агрессии против Ирана. Азербайджанские тюрки не хотят войны, но если она станет неизбежной, они, как в разные исторические периоды, защитят свои земли.

Не надо расценивать национальную борьбу южных азербайджанцев как проявление современных вызовов последних 20-ти лет. Пока в Иране национальные вопросы не приведены в соответствие с общечеловеческими и исламскими принципами, нельзя говорить о единстве внутри страны.

Саттархан требовал признания азербайджанской национальной идентичности, Хиябани и Пишевари выступали за независимость, в Тебризском восстании 1979 г. ставилась та же цель. Но азербайджанцы требуют предоставления им национальных прав внутри Ирана, если им отказывают в этом, тогда они ставят вопрос о независимости. Поэтому в корне азербайджанцы не выступают за разрушение иранской государственности.

- Эксперты считают, что национальное самосознание азербайджанцев Ирана за последние годы особенно возросло.

-  Конечно, современный Иран нельзя сравнить с началом прошлого века. Возможности современных коммуникационных технологий, несмотря на запреты, проникли также в Иран. Интеллигенция не ограничена только пропагандой внутренних массмедиа, она получают доступ к мировым информационным службам. Альтернативные источники информации способствуют росту национального самосознания.

Бизнесмен, ученый, преподаватель, врач, педагог - все они национальная сила. К примеру, архитектор из Тебриза (ЮА) рассказал, как он занимался строительным бизнесом. Но на него возложили такие налоги, что его ожидало банкротство, и ему пришлось оставить свой профессиональный источник дохода и заняться торговлей. Его земляк, ныне работающий в Исфагане, предложил ему заняться строительством там. С его слов, он так и поступил, и через полтора года превратился в одного из знатных бизнесменов Исфагана. Власти препятствуют вложению капитала в азербайджанские регионы, искусственно поднимаются цены, налоги применяются выше, чем в регионах, населенных персами.

Экономические факторы, наряду со стихами Шахрияра, Самеда Бехренги, провоцирует рост национального самосознания.

В одной из поездок в Тебриз меня пригласили на концерт. Поражал профессионализм, талант музыкантов и певцов, развитие музыкального искусства без наличия в стране консерваторий. Певца, выступающего последним, попросили спеть «Гарабаг шикэстэси», это исполнение почти весь зал слушал стоя. Несмотря на отсутствие национальных школ, запретам пропаганды национальной культуры в СМИ и на ТВ, национальное самосознание в Южном Азербайджане находится на том уровне, что даже мы представить не можем.

Для примера уровня национального сознания южных азербайджанцев, перескажу воспоминания ныне покойного ханэндэ Гаджибаба Гусейнова. С его слов, на его концерт, который должен был состояться в Тебризе в конце 80-х гг., были проданы все билеты. Но в последний момент организаторы сообщили, что концерт перенесен в город Урмия. Перед ним поставили условие не исполнять песни в национальном духе, об Азербайджане. Он так и делал, пока из зала не прозвучали пожелания услышать «Гарабаг шикэстэси». Ханэндэ, нарушив договоренность, спел по «заказу» слушателей, и по залу прошло оживление. Организаторы выразили недовольство ханэндэ.

Ныне покойный президент Национальной Академии Азербайджана Гасан Абдуллаев рассказывал о своем выступлении перед студентами Тебризского университета еще в период шахского Ирана, где он находился по официальному приглашению. Ему разрешили посетить Тебриз и выступить перед студентами с условием, что он будет говорить на русском языке с переводом на фарси. Мотивировали это тем, что здесь не знают азербайджанского языка. Он соглашается. Во время выступления академик замечает, что молодежь недовольна им. И тогда ученый прочел  азербайджанскую пословицу «Cobanın könlü olsa, təkədən yağ tutar» (При желании пастух добудет масло у козла) на азербайджанском языке, на что зал зааплодировал. Г.Абдуллаев понял, что его обманули. Дальше лектор говорил на родном языке, зал оживился. Организаторы его не прервали, но в конце выразили недовольство нарушением уговора, на что академик ответил: «Да, договорились, но здесь все понимают азербайджанский язык, и не было надобности говорить с переводчиком».

- Так ли это, что вопреки стараниям исламских властей, им не удалось закрепить у граждан религиозное сознание, наоборот, растет национальное сознание народов Ирана?

- Люди считаются с правдой. Иран исторически один из религиозных центров Ближнего Востока. За последние годы религиозное мышление начало сильно отступать, причиной тому является то, что народ, последовавший за религиозными отцами, не получил обещанное.

Исламская революция обещала провести земельную реформу, дать равноправие всем народам, чего не произошло. Взамен духовенство начало рваться к власти, обогащаться, старалось попасть в парламент и госслужбы. Бедное население, наблюдая за этим, постепенно отошло от религиозного сознания, и его место заняло национальное сознание.

Как-то в Иране я случайно наступил на длинный подол чадры одной женщины. Оказавшись в неудобном положении, я стал извиняться. А она, повернувшись, в ответ сказала: «Пропади пропадом этот режим, что заставил нас надеть эту чадру». Нельзя заставлять людей надевать чадру, или насильно жить по законам религии. Когда идет насилие, ответ бывает таков.

Или другой случай, который я засвидетельствовал в Иране в 1993 г.: блюститель порядка задержал женщину и потребовал пойти с ним в отделение жандармерии. Когда женщина спросила причину, тот сказал, что видно ее тело. «Я же вся прикрытая»,- ответила та. Тогда жандарм указал на случайно порванный чулок женщины, который оголял ее пятку при ходьбе. Я тоже вмешался, и вместе с «пострадавшей» уговорили его не забирать женщину в жандармерию. Нельзя такими методами пропагандировать религию, человек сознательно, всем сердцем должен прийти к вере.

- Как относятся азербайджанцы Ирана к Азербайджанской Республике?

- Среди интеллигенции, бизнесменов, чиновников есть люди, служащие идее иранизма, являющиеся авторами книг и статей, где отрицается существование азербайджанской нации, языка, культуры, пропагандируется их принадлежность к арийцам.

В отношении Северного Азербайджана такое же отношение. Приобретение Азербайджаном вновь независимости - одна из важных причин, беспокоящих персидские националистические круги. Они понимают, что если хотя бы половина южных азербайджанцев вдохновятся Азербайджанским государством, то объединятся вокруг него. Но в Иране есть и такие наши соотечественники, которые не приемлют  наше государство, агитируют население против Азербайджана, передают происходящие здесь события в искаженном  виде. Когда нет реальности, слово не находит свое место. Национальные силы в Азербайджанском государстве видят опору, источник вдохновения, смотрят на него, как на алтарь, ну а для кого-то здесь  слово Баку, как колючка в глазу.

Сравнение - жестокая вещь, действует на формирование сознания. Почему пала Восточная Германия и присоединилась к Западной? Потому что в сравнении была очевидна отсталость первой.

           



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Телевизионная камера прямой трансляции

    Телекомпания Iberia TV прекратила вещание из-за отсутствия финансовых средств и обвинила в этом грузинские власти.

  • Озеро Рица

    О том, что сейчас представляет созданный 22 года Рицинский национальный парк, и в чем его уникальность, рассказывает Sputnik Абхазия.

  • Изъятое оружие

    Жителям Северной Осетии предлагают деньги за сдачу оружия – с начала года власти уже выплатили компенсацию на сумму свыше ста тысяч рублей.

  • Телевизионная камера прямой трансляции

    Телекомпания Iberia TV прекратила вещание из-за отсутствия финансовых средств и обвинила в этом грузинские власти.

  • Озеро Рица

    О том, что сейчас представляет созданный 22 года Рицинский национальный парк, и в чем его уникальность, рассказывает Sputnik Абхазия.

  • Изъятое оружие

    Жителям Северной Осетии предлагают деньги за сдачу оружия – с начала года власти уже выплатили компенсацию на сумму свыше ста тысяч рублей.