19:39 17 Августа 2017
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

«Газовая ОПЕК» может стать реальностью?

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
0 0 0

Наличие в азиатском «подбрюшье», по южным границам России целой группы «газовых» стран наводит на мысль о новом геополитическом проекте. Среди этих государств, в частности, «лучший враг» США на данном историческом отрезке – Иран

Игорь Шатров, Политолог, президент Международной неправительственной организации "Ливадийский клуб" БАКУ, 28 октября - "Новости-Азербайджан". Давайте посмотрим, кто они, эти страны, обладающие серьезными запасами газа? Это, в первую очередь, Россия, Иран и Катар. Но это еще и Алжир, Боливия, Бруней, Египет, Индонезия, Ливия, Малайзия, Нигерия, Экваториальная Гвинея, Оман, Тринидад и Тобаго, ОАЭ, Венесуэла, Норвегия, нельзя сбрасывать со счетов и страны СНГ – во-первых, Туркменистан, а также Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. Нельзя сказать, что ранее эти государства совсем уж не координировали свою деятельность. Большинство из них уже 7 лет собираются на Форумы стран – экспортеров газа. Это неформальные дискуссионные площадки, не имеющие постоянного членства. Но на них обсуждается, в частности, и ценовая политика.
А возможны ли вообще картельные механизмы, действенны ли они в газовой отрасли? В связи со спецификой заключения газовых контрактов (их долгосрочностью и географической локализацией) рынок газа пока не влияет на другие мировые рынки и экономику в целом, как рынок нефти или курс доллара. Но ключевое слово здесь, на мой взгляд, «пока».

«Газовые войны» России с государствами-транзитерами доказывают мысль о том, что газ является таким же аргументом во внешней политике, как и нефть. По крайней мере, соблазн превратить его в инструмент влияния существует. Причем, даже сейчас, при отсутствии экономичных технологий сжижения, даже поставляя его по долгосрочным контрактам, оказывать влияние на мировые процессы возможно. Газопроводы в связи со стратегичностью данного энергетического ресурса становятся еще более тонкими инструментами внешней политики, чем нефтепроводы. Построив их однажды, завязав на них свою энергетическую систему, государство становится заложником инфраструктурных сетей. Те же «газовые войны» последних лет показали во всех деталях «плюсы» и «минусы» зависимости Европы от российского газа. Да, нефть через свои топливные производные – бензин, дизтопливо и пр. - влияет на конечного потребителя – население. Но газ – это инструмент макроэкономического влияния. Его поставки через энергетику влияют не только на население, но и в целом на промышленное производство. Это первый важный пункт, на который я хотел бы обратить внимание.

Второе. Наличие в азиатском «подбрюшье», по южным границам России целой группы «газовых» стран наводит на мысль о новом геополитическом проекте. Среди этих государств, в частности, «лучший враг» США на данном историческом отрезке – Иран. Советую также обратить внимание на присутствие газодобывающих государств с дружественной Венесуэлой во главе на «краснеющем» латиноамериканском континенте. Согласитесь, это серьезный внешнеполитический посыл к началу переговоров о газовом картеле. Советую обратить отдельное внимание и на участие в проекте Катара. В этой арабской стране, между прочим, не только активно применяют технологии сжижения газа, но и размещены две американские военные базы. И это уже совершенно другой геополитический расклад, чем проект с одним только Ираном, который с подачи США занесен в список стран-изгоев.

И третье, самое важное, на мой взгляд. Если проанализировать прозвучавшие недавно  заявления вице-премьера Игоря Сечина (о том, что нефть, увы, превратилась из товара в финансовый инструмент, и это не есть хорошо), премьера Владимира Путина (о тяжелой судьбе американского доллара), другие месседжи, исходящие из российского Белого дома и Кремля, вообще оценить события последнего периода, то приходишь к более стратегическим выводам. Идея газового картеля – только верхушка айсберга, видимая часть проекта по переустройству миропорядка, который сложился по итогам Второй мировой войны. Он закреплялся на протяжении весьма продолжительного времени большим числом многосторонних соглашений. Начало новому мироустройству было положено в 1944-45 годах. Напомню, что на Ливадийской (Ялтинской) конференции главы стран-победительниц фактически заложили фундамент ООН. Ранее, в Бреттон-Вуде был создан Международный валютный фонд и МБРР. С целью проведения взаимных расчетов страны договорились о новой мировой валютной системе. Следствием этих договоренностей стало закрепление за самой устойчивой на тот момент валютой - долларом статуса резервной валюты, что предоставило США громадные стратегические преимущества общемирового характера. Крах в конце 60-х годов прошлого века Бреттон-Вудской валютной системы и заключение Ямайских договоренностей (отказ от привязки валют к золотому эквиваленту) стал первым видимым проявлением экономической глобализации и одновременно первым шагом на пути к глобальному мировому экономическому кризису.
Развал СССР и Югославии в конце прошлого века стал концом Ливадийских и всех вытекающих из них (в частности, Хельсинкских) договоренностей, то есть началом мирового политического кризиса. Вначале был подвергнут ревизии принцип нерушимости послевоенных границ. Затем и сама роль ООН как гаранта мира была подвергнута сомнению агрессией против Югославии, а позднее Ирака и Афганистана. Настало время утвердить новые правила игры, определить новую модель мироустройства, как политическую, так и финансово-экономическую. До тех пор, пока она не будет зафиксирована международными договорами, мир так и будет трясти.

Я намеренно подробно излагал общеизвестные факты, чтобы напомнить о последовательности некоторых событий и перекинуть мостик из прошлого в настоящее. Все, как и тогда, в середине XX века, произошло не сразу, не как снег на голову свалился и данный, и предыдущие кризисы. У событий есть внутренняя логика. Есть логика и у шагов по выходу из кризиса, которые мы наблюдаем сейчас. Хоть и не всегда понимаем происходящее как эти самые шаги.

Мировой кризис нельзя было не предвидеть и в то же время предвидеть было нельзя. В этом противоречии вся суть происходящего. На смену «дипломатии канонерок» (был такой говорящий термин в эпоху «холодной войны») и «дипломатии коммивояжеров» приходят иные модели. Но этот тренд нельзя увидеть ни из компетенции «канонерки», ни из компетенции «коммивояжера». На смену вертикальной модели мира приходит горизонтально-сетевая, когда наложение полей разных интересов друг на друга, создавая новые международные «клубы по интересам», будет влиять на политические решения и делать их качественно более проработанными. Мир не согласен с властной вертикалью, установленной посредством ООН и ее институтов. Многие государства сейчас считают, что они способны по собственной воле выбирать для себя участие в том или ином союзе. Диктат обязательных международных институтов, навязанный миру в то время, когда его надо было организовать и успокоить – после Второй мировой войны, уже не воспринимается как нечто, не подвергающееся сомнению.

Вслед за созданием газового картеля должна последовать смена и разного рода ориентиров. В первую очередь, финансовых. Они повлекут за собой и перемены геополитического характера. Где будет находиться новый экономический центр мира? Какие новые международные организации возьмут ответственность за складывающийся миропорядок? Ну, например, стоит изменить систему расчетов за газ, переведя ее в рублевую или иную валютную зону, и мировой баланс начнет меняться. Стоит сделать контракты не такими долгосрочными (а для этого, например, больше газа сжижать) – и мир станет еще менее устойчивым. И так далее. Мы сейчас наблюдаем целую серию мер, которые являются логичным следствием одно другого. Точнее, сказал бы по-другому: хочется надеяться, что это не нервная реакция на ситуацию, а продуманная политика российского руководства. В этом же ряду и намерение торговать нефтью на Санкт-Петербургской бирже за рубли, и жесткая внешнеполитическая игра России на кавказском направлении.
Определяются иные политические и экономические приоритеты, подвергаются сомнению, проверяются на прочность постулаты послевоенного мира, скроенного по западным лекалам. Всем ли к лицу этот сарафанчик?
Своеобразной отбивкой первого этапа начавшегося процесса будет встреча так называемой «большой двадцатки». Каждая страна-участница хочет подойти к саммиту с определенным набором козырей. Россия свои «аргументы» пока зарабатывает весьма успешно.



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Девушка держит в руках флаг Китая

    О том, насколько правильным и своевременным является "поворот на Восток" России и Казахстана – в материале Sputnik.

  • В столичном муниципалитете вице-мэр Айгуль Рыскуловой встретилась с международным координатором глобальной программы по сохранению снежного барса и его экосистемы Костубх Шарма.

    У столицы Кыргызстана появится собственный бренд. В администрации города считают, что это поможет привлечь туристов и инвестиции.

  • Производство твердых лекарственных форм, архивное фото

    В условиях действия госпрограммы по развитию фарминдустрии в России белорусский экспорт лекарств оказался под угрозой.

  • Здание Рижского русского театра имени Михаила Чехова

    Как складываются отношения государственного Рижского русского театра имени Чехова с властями Латвии.

  • Военные инспекторы, архивное фото

    Белорусские военные проинспектируют базу мотострелковой бригады "Железный волк" в Литве.

  • Торговля телом

    Молдавские пограничники раскрыли преступную группировку, которая продавала девушек из Молдовы в сексуальное рабство в Швецию.

  • Американские военные инструкторы, архивное фото

    Почему США намерены консультировать Таджикистан по вооружению – мнение обозревателя Александра Хроленко.

  • Мемориальный архитектурный ансамбль Могила Неизвестного Солдата

    Sputnik разыскивает родственников трех узбекистанцев, погибших в Великой Отечественной войне, чьи останки найдены поисковой группой в Могилевской области.

  • Покупатель в продуктовом  магазине.

    Еда в Эстонии и Финляндии оказалась самой чистой среди продуктов питания 30 стран Европы.