08:54 24 Августа 2017
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Последний из молокан

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
82 0 0

Совет политологам: процесс исследования уровня экономического и политического развития той или иной страны необходимо начинать с посещения населенных пунктов, где проживают этнические меньшинства

Путешествие в Астрахановку

Адалят Мадатоглу (Баку–Шамаха–Гызмейданы–Баку)

БАКУ, 7 марта – «Новости-Азербайджан». Совет политологам: процесс исследования уровня экономического и политического развития той или иной страны необходимо начинать с посещения населенных пунктов, где проживают этнические меньшинства. Социальное положение этнических меньшинств наиболее ярко отражает ситуацию в стране.

Чтобы, например, уяснить для себя, какая из держав сильнее, – США или Россия, нет нужды прибегать к статистическим данным или подсчету экономических показателей. Следует просто сравнить, как проживают народы Севера, – эскимосы, тунгусы и прочие – в Соединенных Штатах и России. Это очень эффективный метод. Вот почему после того, как президент Азербайджана Ильхам Алиев отправился из Шамахы в Габалинский район, я, прежде чем попрощаться с родиной Сабира и вернуться в Баку, обратился к своему попутчику-шамахинцу с просьбой указать нам путь в селение, где проживают молокане. Он порекомендовал мне отправиться в Гызмейданы – «Девичью площадь». Раньше село называлось Астрахановка.

Признаюсь, молокан я выбрал не только потому, что они – представители национального, более того, конфессионального меньшинства, но еще и потому, что храню в себе добрые воспоминания об этих смелых, трудолюбивых людях, в соседстве с которыми я рос и прожил полжизни в Грузии…

Проехав насквозь Шамаху, которая все еще блестела после посещения города президентом, свернули направо. Проехали через новый мост над рекой Пирсаат, хотя рекой это вялое течение разрозненных ручейков вряд ли можно назвать.

Новый мост остался позади, поднимаемся по дороге, которая, по всей видимости, недавно засыпана и утрамбована  гравием. Земля в этих местах жирная, рыхлая, красного цвета, а так как уже начали таять снега, то если бы не гравий, в такую пору вряд ли можно было бы доехать до села на легковушке. В этом мы убедились позже – гравий был засыпан не до конца, и небольшой отрезок дороги машина преодолела с большими трудностями, скользила в жирной грязи и заставляла водителя нервничать. Тем не менее все окончилось благополучно, если не считать того, что автомобиль наш стал напоминать машины, которые участвуют в ралли Париж–Дакар. Прежде чем заехать в деревню, остановились на возвышенности, около вышки «Азерсель». Окинули взором панораму бывшей Астрахановки, сделали пару снимков, попытались позвонить в Баку, не удалось – вышка стоит, но телефоны не ловят.

Селение аккуратное, бросается в глаза строгая планировка. Стены почти всех домов – белые, за исключением большой школы в центре села, которая выкрашена в желтый цвет.

Заезжаем. Грязь еще не подсохла. Очень чистый воздух и тишина. Хорошая мягкая вода из крана, который установлен на одной из улиц.

Разминаем ноги. И медленной походкой идем вверх по улочке. Первый наш собеседник – молодой парень – Мансур. Говорит на ломаном азербайджанском языке. – Ты кто по национальности? – задаю ему свой неделикатный вопрос. – Узбек я, – отвечает он. – В прошлом году приехал из Узбекистана, жена у меня из турок-ахыска.

– А молокане в селе есть?

– Мало. Очень мало, – говорит Мансур и продолжает. – Молокан мало, но есть азербайджанцы, гразы и еразы, – вот так он обрисовал нам этнический состав села. Будучи узбеком, он, наверное, еще не знает смысла этих терминов. Не его вина, – что слышал, к чему привык, то и говорит.  Продолжаем свой путь и мирно беседуем. На лавке перед домом сидят трое мужиков. Здороваюсь.

– Молокане?

– Да.

– Ну, как вам живется?

– Да вот, живем кое-как.

Знакомимся. Все троих зовут Николаями, первый – с бородой – Николай Николаевич Белогуров, второй – тоже Николай Николаевич, но Богданов, третий – Николай Иванович Уклеин. Пенсионеры. Белогурову – 77 лет. Озвучили две жалобы: электричество иногда прерывают и вторая – пенсии маловато, треть суммы уходит на мешок муки. Работы нет. Газа нет. Отапливают русские печки дровами.

– Где их берете?

– У меня мотоцикл, – сообщает Николай Иванович. – Я по дрова на нем езжу, кустарники срезаю.

– Машина дров стоит 100 манатов, – вмешивается в разговор Мансур, у которого нет мотоцикла.

– Раньше жили хорошо. Был совхоз «Коммунизм», я работал монтером, жизнь кипела, зарплаты хватало. А теперь пришло время – сына достойно в школу отправить не могу, – сетует Николай Иванович.

В отличие от Уклеина, Белогуров не очень-то интересуется социальными проблемами. Он все норовит ознакомить меня с историей Астрахановки и показать видеокассету со съезда молокан, который прошел в 2005 году в Ставрополье.

Рассказывает, что в одном из домов молокане села время от времени собираются вместе и совершают свои религиозные обряды.

– Много различий между вашими религиозными обрядами и духоборами?

Мой вопрос Белогурову не понравился, вижу по глазам.

– Духоборы – это совсем другое, когда они поют обрядные песни, громко топают ногами…

Плавно меняю тему разговора, чтобы ненароком не обидеть собеседников:

– Сколько вас, молокан, осталось в Гызмейданы?

– 47 человек (по версии Белогурова), 70 – по мнению Уклеина.

Выяснилось, что история села насчитывает более 300 лет. В советские годы население здесь составляло 450 человек. Сегодня домов, где проживают молокане, осталось не более 20 – молодежь покидает эти места.

– Куда в основном уезжают?

– В Баку или на Ставрополье, в Шпаковский район, – отвечает Николай Николаевич Белогуров.

Скоро, лет через 5–10, молокан в этом селе не останется совсем. Потому что количество надгробных камней на молоканском кладбище уже превышает количество живых молокан села в десятки раз.

– Когда были последние похороны в селе?

Отвечают сразу: «Совсем недавно».

– А свадьба?

Призадумываются, напрягают память: «Года четыре назад»…

– Прощайте, – протягиваю им руку и сажусь в машину.

– Насчет пенсии ты обязательно напиши, мука больно дорогая, – напоминает Уклеин.

– Напишу обязательно, – обещаю я, и мы разворачиваем машину  – скоро стемнеет, надо возвращаться обратно. Автомобиль буксует в грязи, и это доставляет огромное удовольствие Мусе и Мухеддину – маленьким сыновьям Мансура. Пока водитель пытается выправить машину на дороге, рассматриваю дома. Они – покосившиеся и опустевшие – все еще сохраняют в себе следы былого благополучия. Едва заметные узоры на оконных ставнях – как на обложке книги «Русские сказки».  Высохшие колодцы во дворах, старый «Запорожец», приспособленный под курятник… 



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Железнодорожная станция, архивное фото

    Министр сообщения Латвии назвал успешным заседание латвийско-российской межправительственной комиссии.

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.