21:15 17 Августа 2017
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Пестрый конгломерат проблем Южного Кавказа

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
4 0 0

Ушедший 2006 год, вопреки ожиданиям мировой общественности, не отличался высокой степенью политической стабильности на Южном Кавказе

 

Айдын Гаджиев, доктор исторических наук, профессор       

Баку, 24 января – «Новости-Азербайджан». Ушедший 2006 год, вопреки ожиданиям мировой общественности, не отличался высокой степенью политической стабильности на Южном Кавказе. Напротив, отношения, как между самими южно-кавказскими государствами, так и с соседними странами и США, лишь усложнившись, приобрели новые конфронтационные оттенки. Схематично, не претендуя на истину в последней инстанции, можно следующим образом обозначить внешнеполитические реноме трех республик: у Грузии – ортодоксально прозападное и антироссийское реноме, у Армении – пророссийское с усилившимися тенденциями к прозападной ориентации  и Азербайджана – с алгоритмичным успехом лавирующие между двумя мировыми державами. Что же касается отношений с соседними державами регионального значения - Ираном и Турцией, то они вообще носят противоречивый импульсивный характер, не отличающийся ни у одной из стран четкой геополитической последовательностью.

Резко обострившиеся российско-грузинские отношения, пропитанные газово-винной начинкой, но имеющие совершенно иную политическую подоплеку, фактически превратили Грузию в ярко выраженный проатлантический оазис на Южном Кавказе. Радикально антироссийский курс режима Саакашвили отнюдь не способствует урегулированию абхазской и южно-осетинской проблем, скорее усугубляет их состояние. Максимальное приближение НАТО к южным границам России за счет гипотетического пока грузинского членства в нем, тем более, не станет вожделенной Саакашвили панацеей от всех «бед». Это имеет перспективу лишь дальнейшей и более острой конфронтации Грузии, как со своими взбунтовавшимися автономиями, так и с Россией. Весьма симптоматично в связи с этим интервью, данное главой МИД РФ Сергеем Лавровым газете «Красная звезда», посвященное итогам Рижского саммита НАТО. Глава МИДа России закономерно считает, что стремление Североатлантического блока к расширению является крупной ошибкой и не приведет к укреплению международной безопасности. И, несмотря на бравурное определение Грузии сенатором Ричардом Лугаром в качестве «прекрасного примера для подражания в регионе», перспектива грузинского членства в блоке отодвигается аж за 2010 год, в котором в НАТО будут приняты лишь Хорватия, Албания и Македония. А Грузию пока «обнадежили» приобщением весной 2007 года к «Плану действий относительно членства».

Аксиоматично, что решение этнополитических проблем Грузии находится в основном в плоскости отношений с Россией, и США, несмотря на традиционные антироссийские настроения, не в состоянии занять позицию «глобальной» поддержки Грузии. Этому не способствует, как иракский фактор и весь «комплекс» проблем Ближнего Востока, так и усилившиеся внешнеполитические позиции России, и ее военно-политический потенциал. Американское увязание в пучине локальных региональных конфликтов в корне противоречит их топливно-транспортным интересам в регионе. А эти интересы обеспечиваются за счет транзитно-энергического статуса Грузии и без оказания действенного содействия ей в разрешения конфликтных ситуаций. Но успешное, в целом, контролирование маршрутов топливной транспортировки из региона в западном направлении, не исключает из повестки дня нагнетание грузино-российских отношений, ибо оно создает идеальную почву для полнокровной американской экспансии, вытесняющей оттуда Россию.

Другому южно-кавказскому государству – Армении становится все тяжелее удержать два арбуза в одной руке. На фоне видимой последовательности в концептуальности своих внешнеполитических императивов, проглядываются тенденции к поэтапной векторной смене. Влияние на это, с одной стороны, оказывает активизация американской политики по введению Армении в зону своего влияния, а с другой – центристская позиция России по отношению к нагорно-карабахской сути ее конфликта с Азербайджаном, и более жесткое отстаивание своих финансово-экономических интересов в республике.

Там выражается недовольство реализуемыми в стране российскими программами в отношении промышленных объектов, оказавшихся в собственности России, и интенсификация ее сотрудничества с Азербайджаном в военной сфере. Армения, будучи членом ОДКБ, не может согласиться с уровнем российско-азербайджанского сотрудничества в этой сфере, становящегося сопоставимым с российско-армянским.

Сдержанность и большая объективность Москвы в отношении нагорно-карабахской проблемы, ныне сменившая проармянский крен российской политики ельцинского периода, вызывает явное недовольство армянского истэблишмента и склоняет его к более частым реверансам в сторону США. Ибо именно они  настояли на включение в последний вариант плана урегулирования пункта о проведении референдума в Карабахе и оказывали прямую помощь нагорно-карабахским сепаратистам.

Впечатляют успехи Еревана и в сотрудничестве с НАТО. На  двухдневном семинаре по проблемам кризисного управления в рамках Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) Армения–НАТО, проходившим в столице Армении, эксперт альянса Эверт Сомер выразил удовлетворение уровнем сотрудничества в рамках программы «Партнерство во имя мира». «Армения является активным участником программы НАТО, поэтому специалисты из Голландии, США находятся в Армении и проводят встречу с армянскими специалистами для создания системы кризисного управления», – отметил представитель НАТО. В свою очередь, директор Спасательной службы Армении генерал-майор Эдуард Барсегян заявил, что Ереван намерен углубить сотрудничество с НАТО в области антикризисного управления: «Мы надеемся, что сотрудничество с альянсом в рамках IPAP позволит нам сделать конкретные шаги в последовательном развитии в Армении антикризисного управления». В унисон этому прозвучало мнение директора Центра по глобализации и национальному сотрудничеству Степана Григоряна: «Мы не хотим терять Россию, но сама она своими действиями отторгает Армению».

Прозападный фон общественно-политической жизни республики эскалировал и соответствующее отношение к интеграционным структурам постсоветского пространства. Так, 20 декабря прошлого года парламент Армении одобрил предложение президента Роберта Кочаряна «О целесообразности прекращения действия соглашения «О статусе Экономического суда СНГ» в отношении Армении». Комментируя инициативу властей Армении по выходу из соглашения об Экономическом суде СНГ, газета «Иравунк» едко подмечает, что этот совпавший с 15-летием СНГ неожиданный процесс подтверждает мнение ряда аналитиков о том, что действующие власти Армении «шаг за шагом отходят от Москвы и устремляют свои взоры на Вашингтон». В армянской прессе проскользнула даже и информация о наличии американского плана вывода Армении из СНГ и ее вхождения в НАТО под названием «Анвар Садат-2». Для Армении ее членство в ОДКБ не дезавуирует, а в чем-то даже и продуцирует подобный характер сотрудничества с НАТО, поскольку Устав этой организации не регламентирует, как ни странно, отношения с другими международными военно-политическими структурами.

Позитивные тенденции, рельефно проявившиеся в отношениях Азербайджана с Россией в прошедшем году буквально во всех сферах, явно пришлись не по вкусу Белому Дому. И возникшие разногласия по поставкам российского газа в Азербайджан и азербайджанской нефти в Россию по трубопроводу Баку-Новороссийск, видимо породили вздохи облегчения американской администрации. Но стоит ли  Вашингтону переоценивать значение имеющихся противоречий?! Ведь российско-азербайджанские отношения никогда не ограничивались рамками топливно-энергетического сотрудничества. Несмотря на определенное давление, оказываемое американцами на Азербайджан в вопросе компенсации поставок российского газа в Грузию азербайджанским в ущерб себе, в целом деформировать эти отношения так и не удалось. Единая  точка зрения сторон обнаружилась по многим  аспектам. Это коснулось сферы таких актуальных для обеих стран вопросов, как  легализация азербайджанских граждан в России в связи с Законами РФ «О миграционном учете» и «О правовом положении иностранных граждан в РФ». Помимо этого, на лицо консенсусная основа и в энергетическом сотрудничестве государств (подписан меморандум между РАО «ЕЭС России» и ОАО «Азерэнержи»,  в соответствии с которым компании сотрудничают в организации параллельной работы с энергосистемами третьих стран). Между сторонами существует достаточно благодатная почва и для урегулирования проблем ценовой политики в области поставок газа.

Многими аналитиками на Южном Кавказе  конструируется военно-стратегический треугольник Турция – Азербайджан – Грузия. В любом случае подобный альянс может быть оформленным лишь под эгидой США, поскольку военно-политический и финансово-экономический потенциал такой региональной державы, как Турция пока не способствует проведению самостоятельной политики в таком стратегически важном регионе мира, как Южный Кавказ. Однако утверждения о неоспоримости существования указанного союза несколько преждевременны.

Во-первых, действия Турции в регионе, как было указано выше, далеко не самостоятельны и в высокой степени зависят от стратегической линии ее главного партнера – США. Ущемленность интересов Турции в вопросе членства в ЕС усиливает влияние на нее США. Она укрепляет свой статус инструмента американской геостратегии на Южном Кавказе. А американской геостратегии в регионе присущи метаморфозы, не считаться с которыми Турция не сможет, да и не захочет.  Так, стремление США привязать Армению к своей военно-политической колеснице, стимулируя ее возможностью подключения к международным транспортно-экономическим проектам, уже резонансом отзывается на общественном мнении Турции. Согласно мнению эксперта Центра европейских исследований, представителя Турции Бурчу Гюльтекин, нагорно-карабахская проблема касается Армении и Азербайджана, и ошибочно предполагать, что нормализация отношений с Турцией приведет к урегулированию нагорно-карабахского конфликта. К этому она добавила: «…если этот вопрос не будет решен властями, не считаю, что это будет проблемой для всей общественности, тем более что большинство даже не в курсе, что граница закрыта, и мы не имеем дипломатических отношений с Арменией». Показателен в этом отношении и официальный протест МИДа Турции, потребовавшей у азербайджанской стороны разъяснений в связи с фактом депортации их гражданина армянской национальности, прибывшего на гастроли в республику в составе музыкальной трупы. Исходя из этого, формулируется резюме, что доминантным в отношениях Турции с закавказскими государствами является внешнеполитическая линия США по отношении к ним.

Во-вторых, вполне возможно возникновение противоречий между Грузией и Азербайджаном, не исключено –  и Турцией.  Как известно, Баку намеревается поставлять Грузии газ по цене всего в 120 долларов за тысячу кубометров, что повлекло за собой повышение цен за российский газ до 235 долларов, в то время как грузинские власти подвергают азербайджанское население откровенной дискриминации. Об этом неоднократно напоминал мировой общественности президент Национальной ассамблеи азербайджанцев Грузии (НААГ) Дашгын Гюльмамедов. Помимо целенаправленной политики национальной дискриминации в отношении азербайджанцев, режим Саакашвили очевидно препятствует возвращению турок-месхетинцев в Ахалцик и Ахалкалаки. «Грузинские шовинисты опасаются, что в случае возвращения турок-месхетинцев в Грузию демографический вес тюркоязычного населения страны увеличится, что, якобы, станет угрозой для ее государственности», - резюмировал руководитель азербайджанской общины в Грузии. Подобное отношение к демографическим категориям, имеющим этническую принадлежность к Азербайджану и Турции, безусловно, способно внести серьезный диссонанс в намечаемый союз.

Частично к этому присовокупляются и экономические разногласия между Турцией и Грузией. Так, несмотря на американский прессинг на турецкую сторону, Саакашвили в ходе недавних встреч в Анкаре и Стамбуле ни о чем конкретно договориться не удалось. По оценкам экспертов, причиной турецкого провала стало отсутствие общих подходов к схеме возмещения Турции тех объемов газа, которые она может уступить Грузии в 2007 году. Грузинскому президенту дали понять, что предпочитают получить этот долг в виде тех же 800 млн. кубометров природного газа, в то время как грузинская сторона предлагала рассчитаться деньгами либо поставками имеющихся у нее излишков электроэнергии.

В-третьих, окончательное формирование такого союза способно подвести Азербайджан к грани конфронтации с Россией, что коренным образом противоречит его геополитическим, экономическим и демографическим интересам. Баку прекрасно понимает, что любая попытка США использовать Азербайджан в стремлении вытеснения России из региона, способна обернуться катастрофическими для него последствиями.  Тем более что стратегический характер азербайджано-российских отношений сам по себе исключает вероятность противостояния, продиктованного Вашингтоном. 

В-четвертых, идее такого союза противоречит политика США по вовлечению Армении в русло своей стратегии на Южном Кавказе. В этом отношении популярность в американских политических кругах приобрел лозунг «стимулирования регионального сотрудничества и нормализации отношений, а не на изоляции», провозглашенный конгрессменами США, сопредседателями Группы поддержки Армении Френком Палоуном и Джо Ноллембергом в послании к Армянской Ассамблеи Америки (ААА). Еще раньше президент США одобрил законопроект, запрещающий государственное финансирование строительства железной дороги Карс (Турция) - Ахалкалаки (Грузия) - Тбилиси – Баку, принятый Палатой представителей, а затем и Сенатом.

В-пятых, союз под патронажем США, скорее всего, будет носить и антииранский характер, в чем не заинтересованы, по крайней мере, две из трех его сторон. Азербайджан – исходя из целесообразности не нанесения вреда 25-миллионному азербайджанскому населению Ирана и не нарушения общеисламской солидарности, способного подвергнуть его дипломатической и политической обструкции со стороны исламского мира в условиях противостояния с Арменией по карабахскому вопросу. А Грузия – исходя из перспективы энергетического транспортного и торгового сотрудничества с Ираном с учетом установившейся экономической модели транзитно-сервисной страны.

Таким образом, пестрый конгломерат проблем региона предрекает в нынешнем году наличие сложных противоречивых, переплетенных из военно-стратегических, транспортно-энергетических и этнополитических мотивов процессов.



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Девушка держит в руках флаг Китая

    О том, насколько правильным и своевременным является "поворот на Восток" России и Казахстана – в материале Sputnik.

  • В столичном муниципалитете вице-мэр Айгуль Рыскуловой встретилась с международным координатором глобальной программы по сохранению снежного барса и его экосистемы Костубх Шарма.

    У столицы Кыргызстана появится собственный бренд. В администрации города считают, что это поможет привлечь туристов и инвестиции.

  • Производство твердых лекарственных форм, архивное фото

    В условиях действия госпрограммы по развитию фарминдустрии в России белорусский экспорт лекарств оказался под угрозой.

  • Здание Рижского русского театра имени Михаила Чехова

    Как складываются отношения государственного Рижского русского театра имени Чехова с властями Латвии.

  • Военные инспекторы, архивное фото

    Белорусские военные проинспектируют базу мотострелковой бригады "Железный волк" в Литве.

  • Торговля телом

    Молдавские пограничники раскрыли преступную группировку, которая продавала девушек из Молдовы в сексуальное рабство в Швецию.

  • Американские военные инструкторы, архивное фото

    Почему США намерены консультировать Таджикистан по вооружению – мнение обозревателя Александра Хроленко.

  • Мемориальный архитектурный ансамбль Могила Неизвестного Солдата

    Sputnik разыскивает родственников трех узбекистанцев, погибших в Великой Отечественной войне, чьи останки найдены поисковой группой в Могилевской области.

  • Покупатель в продуктовом  магазине.

    Еда в Эстонии и Финляндии оказалась самой чистой среди продуктов питания 30 стран Европы.