10:33 15 Декабря 2017
Прямой эфир
Девушки курят сигарету, фото из архива

Звезды взялись за сигареты - курить снова стало модно

CC0 / Pexels / Cigarette
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Дмитрий Косырев
51412

Как и в случае со знаменитым "сухим законом", борьба с курением, сделав виток, заставит общество больше ценить то, что у него хотели отнять.

Хочу предупредить сразу: вам поначалу покажется, что я развлекаю вас пустяковыми историями из жизни далеких голливудских и прочих звезд, которые курят. Нет, разговор постепенно станет серьезным, не боюсь этого слова – глобальным по полету мысли. Более того, одной колонкой дело не обойдется, беседа будет с продолжением.

Итак, весной у антитабачных сил был очередной траур. По соцсетям пошли кадры, на которых юные звезды Голливуда и прочего гламура… и какие – Белла Хадид (модель Nike) или Дакота Джонсон ("Оттенки серого") сидят в туалете на полу (на вид чистом) в вечерних платьях, вырвавшись на пять минут со знаменитого Мет-гала. Числом вроде как шестеро. И курят. В нарушение каких-то там запретов.

Ну и что, скажете вы. Ну, курят девочки. Так это в наших краях такое – нормально. А у них не совсем. У них это было землетрясение. Конец эпохи.

Идем дальше. Землетрясение вызвало нечто вроде селевого потока публикаций в СМИ — и вот вам, к примеру, материал про 50 таких же знаменитостей (из шоу-бизнеса и прочего гламура), которые опять же курят. Иногда или постоянно. Кого-то мы знаем, кого-то не очень. Пэрис Хилтон и ее сестра, к примеру. Или Леонардо ди Каприо, Леди Гага. Или вот еще Элайджа Вуд, Дэниэл Рэдклифф и Джуд Лоу – соответственно, Фродо Баггинс, Гарри Поттер и Шерлок Холмс.

Хорошо, скажете вы – и что? А еще 50 звезд не курят. Какое нам дело.

А дело такое, что курить – там, у них – снова стало модно. Модно бросать было в 80-е годы. В конце 90-х эту волну попытались оседлать антитабачные фанатики, приписав себе все "заслуги". А сейчас выясняется, что мода – она и есть мода. Приходит, уходит, возвращается. Помнится, чуть не на первом моем табачном побоище в эфире кто-то из российских фанатиков попытался утешить меня с грустным вздохом – мировая тенденция, смирись, гордый человек.

Ага, вот вам тенденция. Сами смиряйтесь.

Конечно, звезды – они творческие, то есть нервные и вообще особые люди. Но модно курить стало и в чуть менее гламурных кругах. И вот репортаж из модного места. Нэйви-бич в Монтауке, штат Нью-Йорк. Тапочки от Гуччи, массажные столы, коврики для йоги, публика – между 20 и 30 годами. Все увлечены заботой о своем теле и духе. И все курят.

Вывод автора, даже не вывод, а просто констатация: новое молодое поколение снова курит. И он сразу же напоминает о данных, которые вызвали очередной горестный вой антитабачников в начале этого года. Между 2010 и 2016 годом число "курящих сцен" в американском кино выросло на 72%.
А ведь антитабачный заговор подразумевал, что надо запретить курение на экране, чтобы "дети и не знали, что взрослые курят" (и прочий бред). Но кино должно быть хоть минимально похоже на жизнь, иначе оно сдохнет. Вот Голливуд и следует жизни (в своем, конечно, стиле).

Происходящее знаете на что похоже? На то, как обломился американский "сухой закон" в 1933 году (хотя в каких-то штатах он все не умирал вплоть до послевоенной эпохи). Но заметим, что обратно, к "нулевой точке", ничто в этом мире не возвращается. Похоронив труп "сухого закона", американцы пили уже не так, как раньше. Они стали пить вкуснее, стали больше ценить то, что у них хотели отнять, и что они отвоевали в борьбе. Они начали очень хорошо разбираться в напитках. Калифорнийское вино почти мгновенно прошло путь от посредственного до (местами) великолепного.

Вот и сейчас на Нэйви-бич курят не все подряд, а особые сигареты из "органического" (выращенного без удобрений) табака, завернутого в невесомую бумагу прекрасного качества. Курят понемножку – да, так сейчас модно.

Отвлекусь на личное: я знал, что волна пойдет в обратную сторону (она всегда туда идет). Знал в том числе и потому, что изучал историю "сухого закона". И, присоединяясь к нашему только-только тогда создававшемуся Движению за права курильщиков в 2013-м году, я попросту цинично использовал свои знания для того, чтобы оседлать волну, которую тогда мало кто видел. И вот вам – начало конца, или продолжение начала.
В одном из выступлений на табачные темы я говорил: это всегда происходит обвально. Какой-то известный и неприкасаемый персонаж, типа короля европейского государства или, допустим, папы римского скажет то, что все и так давно поняли: ну, хватит. Курим, ребята.

Но в данном случае это не папа на ватиканском балконе, а Дакота Джонсон на полу туалета. Ну, тоже неплохо.

О чем будем говорить дальше, в том числе в будущих колонках: о том, что это такое было – антитабачная кампания. То есть она далеко еще не погибла, но выводы уже делать можно. Например, о роли США – оттуда пошла антитабачная кампания.

И – о поколениях. Что было не так с людьми постарше, которые покорились и поверили фальсификаторам. Еще о том, что такое элита общества, и какая у этой элиты должна быть ответственность перед обществом.

Кстати, если вы будете всерьез погружаться в завершающуюся историю борьбы с курением, вы очень многое поймете о том, как устроены человеческие общества и цивилизации. Их, общества и цивилизации, трудно изучать "в целом". Это лучше делать через частности. Попробуйте присмотреться к истории инквизиции, охотившейся за ведьмами, и вы очень многое поймете обо всей европейской истории – до охоты и после таковой. Ну, просто угол зрения у вас будет удачный.

То же и насчет охоты за курильщиками. Хотя это попросту две кампании-близнеца – не по части костров, зато по части коллективного мышления, коллективного идиотизма, агрессии как метода управления толпой и во многом другом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Loading...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Экс-президент Грузии, бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили во время судебного процесса

    Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили отказался от своих адвокатов по делу об убийстве банкира Сандро Гиргвлиани – теперь вынесение приговора отложат.

  • Архивное фото пограничного пункта Ингур в Галском районе

    На границе Абхазии с Грузией должна работать таможенная служба, заявил председатель государственного таможенного комитета республики.

  • Боевики

    Эксперты считают Южную Осетию и Абхазию регионами вблизи России, где террористическая опасность снижена до минимума, но угроза все-таки существует.

  • Евро

    По прогнозам министерства экономики, Латвия ежегодно могла получать 60 миллионов евро от программы выдачи видов на жительство (ВНЖ) в обмен на инвестиции.

  • Игналинская АЭС в Литве, архивное фото

    Генпрокуратура Литвы предполагает, что нынешний глава Игналинской АЭС причастен к незаконному аукциону по продаже радиоактивно загрязненных труб на 1,5 миллиона евро.

  • Аэропорт Кишинева

    Открытие второй взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Кишинева состоится 19 июля 2018 года, рассказали в компании Avia Invest.

  • Церемония принятия присяги в Душанбе

    В Душанбе первые кандидаты на получение российского паспорта приняли присягу, став полноправными гражданами Российской Федерации.

  • Пожилые узбеки

    В Узбекистане в 2020 году хотят провести всенародную перепись населения – в последний раз жителей республики переписывали в 1989 году.

  • Андрей Масалович, президент консорциума Инфорус, эксперт в области информационной безопасности

    НАТО заинтересована в развитии киберцентров в Эстонии, поскольку альянс хочет использовать республику как витрину своих технологий, считает эксперт.

  • Экс-президент Грузии, бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили во время судебного процесса

    Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили отказался от своих адвокатов по делу об убийстве банкира Сандро Гиргвлиани – теперь вынесение приговора отложат.

  • Архивное фото пограничного пункта Ингур в Галском районе

    На границе Абхазии с Грузией должна работать таможенная служба, заявил председатель государственного таможенного комитета республики.

  • Боевики

    Эксперты считают Южную Осетию и Абхазию регионами вблизи России, где террористическая опасность снижена до минимума, но угроза все-таки существует.