21:09 26 Июня 2016
Прямой эфир
Вид на телебашню Бордж-е Милад в Тегеране.

Иран не может повлиять на нефтецены или потеснить Россию и Азербайджан

© Sputnik/ Vladimir Fedorenko
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
84420

Сегодня не может быть и речи, что Тегеран в ближайшее время займет то место в ближневосточной иерархии, которое когда-то занимал шахский Иран. Для Баку же одинаково важно развитие добрососедских отношений и с Тегераном и с Анкарой, заявили эксперты Sputnik Азербайджан, комментируя снятие санкций с Ирана.

БАКУ, 18 янв — Sputnik. Иран выходит из-под санкций, которые были частично сняты со страны 16 января 2016 года, и теперь эта страна рвется составить конкуренцию другим участникам нефтяного и газового рынков.

О том, как Иран способен повлиять на текущие и без того низкие цены на нефть, в течение какого времени стране удастся построить конкурирующую инфраструктуру, и как все это может отразиться на Азербайджане и России, Sputnik Азербайджан рассказали ведущие российские политологи.

Сейчас объемы, с которыми Иран собирается выйти на нефтяной рынок, достаточно маленькие, считает директор аналитического департамента "Альпари" Александр Разуваев: "да, они говорят о том, что года через два готовы уже серьезно нарастить, называлась даже цифра – 3-4 миллиона баррелей в сутки, но в это не особо верится. Да и к тому же, это все-таки вопрос пары лет".

По его словам, и прежде ходили разговоры о том, что примерно тот объем, с которым Иран сейчас выходит на рынок, страна и раньше экспортировала, но по серым схемам и в Китай, "чтобы было на что-то жить". И опять-таки, если это даже так и есть, то реально серьезного предложения сегодня от Ирана на рынке нефти не увидеть, считает экономист. Объем, о котором говорит Иран, не такой большой для мирового нефтяного рынка, вся добыча Организации стран-экспортеров нефти (ОРЕС) составляет 31,5 миллиона баррелей в сутки, так что Тегеран предлагает в перспективе объем серьезный, но не критичный.

Рассуждая о том, в течение какого времени Иран может построить инфраструктуру для экспорта нефти и газа, чтобы составить серьезную конкуренцию региональным экспортерам углеводородного сырья, в частности, в азиатском направлении, Разуваев отметил, что на это может уйти несколько лет. При этом, подчеркнул он, на эту работу понадобятся серьезные инвестиции.

"Хотя, скорее всего, деньги у Ирана есть, так как снято не только эмбарго на экспорт, но и разморожены активы – 56 миллиардов долларов. И эти деньги частично могут быть пущены на инвестиции", — считает Разуваев.

Комментируя связь низких цен на нефть и газ с гипотетической вероятностью отказа стран-экспортеров от продажи сырья, собеседник Sputnik предположил, что все разговоры о том, что Иран сдержит объемы экспорта из-за низкой цены – пустые предположения.

Касательно подобных прогнозов в отношении Азербайджана, Разуваев подчеркнул, что скорее всего, если новые газовые проекты в Европу будут становиться реальностью, "Газпром" предложит выкупать весь азербайджанский газ с очень маленькой маржей, чтобы сократить конкуренцию.

Говоря о том, как последние события вокруг отмены экономической блокады Ирана отразятся на экспорте углеводородов Азербайджаном и Россией, эксперт вновь напомнил о сравнительно небольших объемах, с которыми Тегеран выходит на нефтяной рынок.

"Не предполагаю, будто бы Иран как-то серьезно сможет потеснить по объемам Россию или Азербайджан, и уж тем более, как-то серьезно повлиять на цены", — заключил экономист.

В свою очередь, главный эксперт Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексей Синицын отметил, что в большей части международного политического истеблишмента сейчас царит удивительное настроение, которое можно назвать "настороженной эйфорией".

По его мнению, президент Роухани поспешил назвать снятие санкций со стороны США и Евросоюза "золотой страницей" в истории страны, а президент Обама, кажется, реализовал свою "голубую мечту" — приобрести  репутацию миротворца, без единого выстрела решившего многолетний конфликт с Тегераном из-за его ядерной программы: "с достижениями президента Картера – творца Кэмп-Дэвидских соглашений по нормализации египетско-израильских отношений – Венские договоренности, конечно, не сравнишь, но все-таки абзац в мировой истории он себе оставил."

Однако, отмечает эксперт, не может быть и речи, чтобы нынешний Тегеран занял то место стратегического союзника Америки, которое когда-то занимал шахский Иран. Не случайно же именно официальному "ястребу" Вашингтона, постпреду США при ООН Саманте Пауэр было поручено сделать заявление с явным звоном металла в голосе: "Мы продолжим перехватывать и задерживать экспортируемое Ираном оружие в соответствии с международным правом. Мы продолжим выявлять и препятствовать поставкам в Иран запрещенных предметов, связанных с баллистическими ракетами. И мы будем привлекать Иран к ответственности за нарушение резолюций Совета Безопасности".

Таким образом, считает Синицын, о серьезной разрядке отношений между Вашингтоном и Тегераном говорить преждевременно, а вот отношения американцев с традиционными союзниками — Израилем и Саудовской Аравией – охладели еще больше. Особенное раздражение должен испытывать Эр-Рияд, для которого частичное снятие санкций обернулось падением индекса саудовской биржи почти на 7%. А для Москвы отмена санкций, которая является и плодом ее политики, вообще "праздник со слезами на глазах". Все преференции от выхода Ирана из изоляции еще впереди, если они действительно будут, а цены на нефть рухнули ниже всех рассчитанных экономистами пределов.

Безусловно, отметил собеседник Sputnik, Иран получил мощное ускорение в его стремлении реализовать свои геополитические амбиции в формате мощной региональной державы. Этому будут способствовать отмена западными странами эмбарго на закупку иранской нефти и снятие ограничений в отношении компаний, которые традиционно сотрудничали с Ираном в области энергетики, судостроения,  нефтехимии и т.д. Благотворным образом для Тегерана скажется доступ к системе международных банковских расчетов S.W.I.F.T., иностранным инвестициям и частичное возвращение активов Ирана, общую сумму которых никто уже и подсчитать не может.

Тем не менее, никаких крутых геополитических сенсаций на Ближнем Востоке ждать не стоит, считает эксперт. Изменить сложившийся баланс сил в регионе в обозримой перспективе не может ничего. Будучи под санкциями, или свободным от них, Тегеран продолжит проводить свою политику. Но при этом будет помнить, что Запад отпустил его на "расстояние вытянутой руки" и всегда в состоянии схватить за горло новыми санкциями. Тем более, и МАГАТЭ готово выполнить любой "социальный заказ" Вашингтона, и сам Тегеран может легко дать повод к новым эмбарго, прежде всего, своей ракетной программой.

По словам Синицына, отмена антииранских санкций уже сказалась негативно – новым импульсом, придавшим дополнительное ускорение падающим нефтяным индексам. Можно сколько угодно вести умные разговоры о том, что Иран сможет выставить на нефтяной рынок не более 300 тысяч баррелей в сутки, а не заявленный миллион. Можно убеждать друг друга в том, что, как минимум, половина этого количества уже существует на рынке, так как Иран давно ведет тайную торговлю с Китаем и не только с ним, с восточной хитростью обходя западное эмбарго.

"Но от этого нервозности на сырьевых рынках не убавится и азербайджанской экономике легче не станет. Выбираться из кризиса придется за счет собственных мобилизационных программ, не уповая на какой-то чудесный взлет цены нефтяной бочки", — подчеркнул он.

А в геополитическом контексте, считает политолог, укрепление Ирана как регионального лидера не может сказаться на политическом статусе Азербайджана в большей степени, чем это существует сейчас. Для Баку очень важно, как будут развиваться отношения между Тегераном и Анкарой, которые уже обменялись не одним резким политическим заявлением. У обеих стран есть немало поводов для "конфликта интересов" по сирийской, иракской, суннитско-шиитской проблематике. Но есть и необходимость экономического и политического сотрудничества, которое можно рассматривать одной из гарантий относительной стабильности в Южнокавказском регионе.

По мнению Синицына, обе стороны выберут сдержанную тактику в отношении друг друга, и хотя на Ближнем Востоке зачастую решения принимаются на эмоциональном уровне, Тегеран и Анкара не пойдут на взаимную конфронтацию, считает эксперт.

В субботу, 16 января, МАГАТЭ представило доклад, подтвердив готовность властей Ирана реализовать созданную для нее путем долгих переговоров программу по значительному снижению своего ядерного потенциала. Позднее ЕС и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Теперь участники рынка опасаются, что иранская сторона сможет в течение нескольких недель нарастить поставки нефти до 500 тысяч баррелей в сутки в течение нескольких недель, что обостряет опасения инвесторов, связанные с переизбытком предложения на рынке.

С начала лета 2014 года к концу прошлого года цены на нефть обвалились более чем втрое — со 115 до 36 долларов за баррель марки Brent, а в 2016 году уже опустились ниже 30 долларов. При этом, помимо таких фундаментальных факторов, вызывающих спад цен, как высокий уровень добычи в мире при замедлившемся спросе, в том числе из-за ситуации в Китае, столь глубокое падение эксперты все чаще стали увязывать с финансовыми факторами, включая укрепление доллара. В прогнозах же они в целом едины — низкие нефтяные цены надолго.

По теме
Барак Обама издал указ о снятии санкций против Ирана
Отмена иранских санкций опустила нефть марки Brent до 28 долларов
Теги:
Отмена санкций, Александр Разуваев, Алексей Синицын, Иран