22:25 25 Августа 2016
Прямой эфир
Мюнхенская конференция по безопасности. Архивное фото

Россия предложит в Мюнхене программу перезагрузки отношений с Западом

© Hildenbrand / MSC
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
20910

Эксперт считает: на взгляд Путина, "политика глобального американского лидерства" исчерпала себя, поэтому он потребует признания за Россией, а заодно и теми, кто относится к союзникам РФ, права реализации своих национальных интересов в формате еще одного "центра силы".

БАКУ, 11 янв – Sputnik. Информация о том, что Россия приглашена на Мюнхенскую конференцию по безопасности, была опубликована на прошедшей неделе в зарубежных СМИ. О том, что все это может значить и к чему в итоге может привести, рассказал в беседе со Sputnik главный эксперт Американо-Азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексей Синицын.

- Можно ли предположить, что это приглашение – шаг к выходу России из изоляции?

— Многие помнят, как скандально завершилась последняя Мюнхенская конференция по безопасности. Тогда председатель Комитета по внешней политике Европарламента Эльмар Брок спровоцировал подлинную обструкцию российскому министру Сергею Лаврову – зал просто разразился хохотом и издевательскими аплодисментами, когда глава МИД РФ пытался объяснить позицию Москвы по Крыму. Тогда Лавров обиженно закончил свою речь словами: "Можете смеяться, смех продлевает жизнь", за которыми скрывался совсем другой угрожающий смысл – "Хорошо смеется тот, кто смеется последним". Именно после Мюнхена едва ли не все демократические СМИ дружно решили, что Россия оказалась в полной изоляции от просвещенного мира, выход из которой приведет Путина на скамью подсудимых Гаагского трибунала.

Прошел год, и что мы видим? Те же СМИ называют Европу "континентом лузеров", дрожащим от страха не только перед террористической угрозой в собственных пределах, но и перед толпами арабо-африканских беженцев, которые уже заметно изменили культурный ландшафт Евросоюза. "Аннексию Крыма" политики вспоминают скороговоркой, а Украину с ее не всегда адекватными лидерами воспринимают как поставщика плохих новостей, раздражающих европейских обывателей.

Военная операция в Сирии, которой уверенно пророчили судьбу "афганской трясины" времен СССР, полностью изменила расстановку сил на Ближнем Востоке. Я вообще считаю, что ее развертывание было прорывным решением, имеющим не только принципиальное политическое, военное, но и экономическое значение. Уровень операционных издержек сирийской кампании России оценивается в сумму около двух миллиардов долларов в год. Никто иной, как американская разведка, подтвердила, что эта война финансируется за счет бюджета Министерства обороны, годовой объем которого официально оценивается в 54 миллиарда долларов. Но демонстрация возможностей российского оружия позволила Москве заключить колоссальные оборонные контракты на 57 миллиардов долларов. А это и новые площадки для военно-промышленного комплекса, и новые рабочие места.

Так что, если изоляцией считать отсутствие Путина на встрече "Большой Семерки", превратившейся без России в "клуб по интересам", то она никакого ущерба Москве не нанесла. Как оказалось, только руки развязала.

- В негласной холодной войне между Россией  и Западом наметился своеобразный переломный момент? Или же Европа просто ищет пути примирения России с Западом?

— Российские и не только российские политологи до навязчивости часто сравнивают внешнюю  политику США с действиями слона в посудной лавке. Если это и так, то этот слон – отчаянный, но и в тоже время весьма чуткий экспериментатор. Все действия США продиктованы собственными национальными интересами, естественно, в интерпретации властной элиты. А после печально закончившейся вьетнамской войны, ни одна другая, даже провальная военная кампания, не нарушала внутренней стабильности государства. Американцы поняли, что переформатирование Большого Ближнего Востока с наскока — невозможно, хотя этот перекрой политической карты мира подразумевался фундаментальной концепцией "Проект нового американского века". Поэтому они достаточно легко отказались от давления на Иран в контексте его "ядерного досье". А после начала операции ВКС РФ в Сирии без лишней шумихи сами включились в расчистку сирийского и иракского поля от крайне одиозных групп – "Исламского Государства" ("ИГ") и Джебхат ан-Нусра. Поэтому, кстати, и согласились не теребить Асада до 2017 года.

Но это не перелом тенденций новой холодной войны, а проявление американского прагматизма – сталкиваться с Москвой на ближневосточной площадке Вашингтон посчитал невыгодной для себя партией. И пока ничего больше. А инерционная и теряющая самостоятельность Европа не свободна в принятии серьезных политических решений, поэтому еще долго будет действовать в формате внешней политики США.

- И могут ли в таком случае быть сняты санкции?

— Принятие санкций – это же не эмоциональная реакция на чьи-то действия. Это политика, причем для американцев – крайне прагматичная. Они же не стали вставлять запретительные палки в производство российских ракетных двигателей РД-180, которые закупают для собственных ракет "Атлас-5". Зато будут давить РФ санкциями, которые, кстати, Запад впервые применил против Москвы еще XVI веке. Я не жду никакой скорой отмены санкций. Поправка Джексона-Вэника, ограничивающая торговлю со странами, препятствующими эмиграции, а в российском контексте – выезду евреев в Израиль, продержалась с 1974 по 2012 год. Многие евреи успели за это время не только выехать из бывших советских пределов, но и эмигрировать из Израиля в другие страны, а то и вернуться обратно. А когда поправка окончательно выдохлась, то быстро была заменена на т.н. "список Магнитского". Так что, большинство санкций – это всерьез и надолго.

- А что эксперты ждут от этого визита, если он состоится?

— Если Путин поедет в Мюнхен, то только для того, чтобы выступить с программной речью.  Он свой первый выход на внешнеполитическую сцену провел, как боксер, выскакивающий на залитый светом профессиональный ринг. Им послужила Мюнхенская конференция 2007 года. Тогда многие серьезные западные аналитики схватились за голову, мол, как он рискнул заговорить о том, что нельзя "подменять ООН ни НАТО, ни Евросоюзом", или критиковать американскую программу ПРО. А ведь время для такого демарша было выбрано абсолютно точно – это был момент слома внешнеполитической парадигмы, когда "политика глобального доминирования" Джорджа Буша должна была смениться на "политику глобального лидерства", которую тогда еще только предстояло проводить новому поколению американских руководителей.

В американском понимании "доминирование" и "лидерство" — это совсем не одно и то же, хотя на судьбе несчастного Муамара Каддафи эта разница, к сожалению, никак не отразилась. Под "глобальном доминированием" понимались выходы из основополагающих международных договоров, военные кампании с неизменными наземными операциями, едва ли не официальное зачисление геополитических оппонентов в страны-изгои с далеко идущими, неприятными для них последствиями. Интересно, что в канун конференции тогдашний глава Пентагона Робертс Гейтс публично причислил Россию к странам странам-изгоям и врагам Америки. Сейчас это делают только пользователи соцсетей и сенатор Маккейн.

А "лидерство", продвигаемое Обамой, это – приоритет т.н. "мягкой силы", отказ от ведения двух войн одновременно, приверженность заключенным договорам, замена политического давления экономическим, ну и так далее.

На взгляд Путина, и эта "политика глобального американского лидерства" исчерпала себя, поэтому он потребует признания за Россией, а заодно и теми, кого он посчитал своими союзниками, права реализации своих национальных интересов в формате еще одного "центра силы". И обязательно предложит свою программу "перезагрузки отношений" между Западом и Москвой. Но реально анализировать ее уже будет новая американская администрация, которая придет на смену команде Барака Обамы.

По теме
США выдали более 20 ордеров на задержание россиян в разных странах
Пентагон отказался от сотрудничества с Россией по борьбе с ИГ
Теги:
Мюнхенская конференция по безопасности, Санкции, Алексей Синицын

Loading...