15:12 27 Июня 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Великое переселение народов в XXI веке

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
2400

Эпоха новых великих миграционных процессов только начинает набирать обороты, считает политолог Ильгар Велизаде

 

БАКУ, 15 янв - Новости-Азербайджан.

Ильгар Велизаде, политолог

Среди многочисленных признаков глобализирующегося мира, пожалуй, наиболее всего бросающимся в глаза является как никогда высокая мобильность населения. Если десятилетия назад путешествия были прерогативой обеспеченных слоев, то сегодня большинство людей  со средним достатком уже могут позволить себе хотя бы кратковременный отпуск за границей. Во многих странах мира растет число травел агентств и туристических фирм, предлагающих самые разнообразные  виды отдыха,  исходя как из размеров кошельков, так и предпочтений клиентов.  

Один мой знакомый, живущий в одном из Бакинских поселков, рассказывал мне, что ни его отец, ни его дед, ни даже он сам до преклонного возраста не покидал пределов Баку, разве что во времена службы в вооруженных силах, когда им приходилось служить в различных частях бывшего Советского Союза. А сейчас один из его сыновей живет в России, лишь раз в год наведываясь на родину, а дети другого учатся и работают в Германии. Довольно типичная ситуация для многих современных семей.  

Не случайно, общее число путешествующих жителей планеты растет опережающими темпами. По данным Всемирной туристской организации (ЮНВТО), к концу 2014 года число международных туристов превысило цифру в 1,1 миллиард человек. Нередко в статистических отчетах туристических организаций фигурируют и мигранты, которые пользуются туристическими визами, а затем остаются в принимающей стране на нелегальном положении. Однако значительная часть трудовых мигрантов пользуются так называемыми трудовыми визами. Сегодня в мире насчитывается до четверти миллиарда мигрантов и их число постоянно растет.  

Эмиграция и иммиграция: проблемы и опасности

Однако зачастую массовый наплыв граждан иного образа жизни, иной расы или веры в страны с устоявшейся системой собственных ценностей часто приводит к углублению существующих противоречий и появлению множества локальных конфликтов интересов, объединяющихся в один  большой конфликт. Во Франции, Германии прочих экономически развитых странах периодически происходят подобные социальные конфликты, и эффективного метода их предотвращения пока не существует. 

мигранты в лондоне

К традиционным факторам, способствующим их появлению (проблемы миграционной политики принимающих стран, нежелание мигрантов принимать нормы принятые в обществах стран пребывания и пр.) прибавляются все новые. Так, скажем, сегодня отношение так называемой интеллектуальной элиты западных стран, как к своим собственным ценностям, так и традиционным ценностям представителей других религий, стало также претерпевать серьезную трансформацию. 

Причем, ревизии подвергаются самые основы западной цивилизации, например, институт брака. Создалась ситуация, когда эти люди стали задаваться вопросом: если возможно нарушать табу, принятые в их обществе, почему этого нельзя делать по отношению к представителям других религий и приверженцам других поведенческих норм. Довольно часто такие попытки принимают характер острого социального конфликта, осложняющегося политическими обстоятельствами. 

Так, в той же Франции живет около 10 млн. мусульман. Если прибавить к этому рост влияния на настроения мусульманской общины представителей радикальных групп и радикализацию общественного мнения среди мусульман, то не трудно предположить, что навязывание дисскурса о переоценке традиционных ценностей представителям иной социальной идентичности, к тому же не настроенным на такой диалог, рано или поздно завершается весьма плачевно. 

К большому сожалению, сами власти этих стран оказываются не способными предвидеть такое развитие событий, и обеспечить управляемость этих процессов.  

Примечательно, но в странах, откуда идет интенсивная миграция, происходят процессы иного рода. Общества в них становятся этнически более гомогенными и монокультурными, а социальная поляризация имеет менее болезненные формы. 

Более всего эти процессы заметны в пределах отдельных стран. Так, в России в результате внутренних миграционных процессов в ряде регионов стали ярко проявляться процессы территориальной концентрации этносов. Происходило это главным образом за счет оттока русского населения. Больше всего этот процесс заметен на Северном Кавказе. Скажем, если еще в 1989 году на территории Чечено-Ингушской АССР проживали 294 тысячи русских (главным образом в Грозном - 210 тыс.),  то уже спустя двадцать лет их осталось чуть больше 10 тысяч. В Ингушетии русских осталось менее 2 процентов населения, а это около 8,5 тысяч человек.) 

Подобные явления наблюдаются и в других странах. Например, в конце прошлого века население Северного Ирака было намного более разнообразным в этническом плане, чем теперь. За последние годы, в результате оттока арабского населения,  состав населения Северного Ирака стал фактически моноэтничным, и состоит преимущественно из курдов.  

беженцы из Северного Ирака

Несмотря на то, что в основе подобных ситуаций лежат различные факторы, начиная от социально-экономических и заканчивая фактором межнациональных противоречий, практически во всех случаях они приводят к формированию более однородных в этническом и религиозном плане обществ и способствуют дальнейшей децентрализации или фрагментации государств.  

В значительной степени этим процессам способствуют войны. Именно руководствуясь необходимостью обеспечения безопасности, население локализуется в рамках своих национальных границ, полагая, что таким образом удастся избежать дополнительных осложнений, связанных с нежелательным соседством. Правда, не всегда это приводит к желаемому результату.  

Об особенностях демографии на Южном Кавказе

Так, в середине 20-х годов XX века в регионе Южного Кавказа проживали три крупные этнические группы азербайджанцы, грузины и армяне примерно в одинаковых пропорциях 1,3, 1,4 и 1,2 млн. человек соответственно. Причем, весьма часто представители трех народов составляли смешанное население тех или иных населенных пунктов и даже целых регионов. Национально-территориальное размежевание, состоявшееся в первые десятилетия Советской власти, несколько упорядочило систему расселения, привязав каждый народ к административному образованию, в пределах которого он доминировал. 

На момент развала СССР в регионе проживало уже около 5 млн. азербайджанцев, около 4 млн. грузин и около 3,5 млн армян. Однако, даже тогда  последние составляли значительные этнические группы в Азербайджане и Грузии. Начало конфликта в Нагорном Карабахе привело к массовым миграциям населения как в пределах региона, так и вне его. Занятие армянами значительных территорий на западе Азербайджана привело к исходу всего азербайджанского населения из самой Армении и из западных регионов Азербайджана. 

В свою очередь обострение конфликта с Арменией привело к исходу с остальной территории Азербайджана десятков тысяч армян. Однако в отличие от азербайджанцев, не все армяне стали селиться в Армении и захваченных азербайджанских землях. Значительная их часть предпочла уехать в Россию, Украину, ряд других ближних и дальних стран. Сложная социально-экономическая ситуация в Армении, прочие политические издержки, связанные с конфликтом с Азербайджаном, привели к тому, что массовая миграция поразила уже и саму Армению, превратившись в острую социальную проблему страны. 

мигранты армяне

В то же время экономический рост в Азербайджане и традиционно высокий брутто-коэффициент воспроизводства населения  еще больше способствовал увеличению числа азербайджанцев, проживающих в регионе. Таким образом, в настоящее время на Южном Кавказе проживает уже свыше 9 млн. азербайджанцев, около 4 млн. грузин и около 2,5 млн. армян. При этом, если такая динамика сохранится, то уже до конца текущего десятилетия азербайджанцы будут составлять две трети населения Южного Кавказа, а доля армян сократится еще на порядок. И это при том, что площадь, занимаемая армянами с момента распада СССР, увеличилась на треть.  

Таким образом, приобретение новых территорий еще не является безусловной гарантией безопасности населения. Напротив, оно может стать причиной возникновения новых рисков и угроз, способствующих как активизации миграционных процессов, так и снижению рождаемости, как это произошло с армянами. 

Миграция населения - процесс естественный и неизбежный. Но влияя на трансформацию традиционных социальных отношений и динамику политических процессов в обществах принимающих стран, миграционные процессы значительно разнообразят средства и методы современной политики, меняя  облик мира. 

Само понятие «национальное государство» весьма часто трактуется как довольно условное. Кроме того, не следует забывать, что именно великое переселение народов дало толчок развитию человеческой цивилизации, миграция сделала Америку Америкой, Австралию Австралией, а Новый Свет таким, каким мы его знаем сегодня. И хоть время великих географических открытий осталось в прошлом, эпоха новых великих миграционных процессов только начинает набирать обороты. Будет ли эта эпоха напоминать собой гигантскую волну, сметающую все на своем пути или станет выполнять роль потока, приводящего в движение лопасти развития человеческого общества, зависит в том числе и от регуляторной способности системы международных отношений. Но, похоже, это уже совсем другая история.