04:18 28 Сентября 2016
Прямой эфир
Гюльнара Мамедзаде

Вопросы информационной безопасности в глобальном мире уже никогда не уйдут из списка приоритетных задач

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
400

"Если будет фрагментировано информационное поле РФ, и такие попытки мы сейчас наблюдаем, это, вне всякого сомнения, затронет и сопредельные страны", - считает Мамедзаде

 

БАКУ, 27 ноя - Новости-Азербайджан.

Гюльнара Мамедзаде - гендиректор АМИ «Новости-Азербайджан»

Данные тезисы были озвучены в докладе, представленном на организованной Институтом каспийского сотрудничества международной конференции «Каспий – общее информационное пространство» 20 ноября 2014 г. в Москве

Вопросы информационной безопасности и развития ИКТ в условиях глобального мира уже никогда не уйдут из списка приоритетных задач. Более того, в современных условиях вопросы информационной безопасности рассматриваются как важная составляющая защиты суверенитета любой страны.

И не в последнюю очередь эти задачи актуализированы для стран СНГ, мигрирующих в группу повышенного риска с точки зрения возможных угроз внутренней стабильности, и не обладающих достаточным потенциалом противостояния внешним оппонентам и неустойчивым внутренним процессам.

Данный тезис касается и непосредственно России. США и западные страны, имеющие доминирующее положение в глобальном информационном пространстве, используют свое превосходство в этой сфере для реализации военно-политических целей, которые затрагивают интересы не только России, но и в целом евразийского пространства. В этом контексте рассматривается и Каспийский регион.

Однако усиленный поток информационного давления Запада, безусловно, направлен на Россию, как на растущую оппонирующую силу, и непосредственно на президента РФ Владимира Путина, который сегодня, без преувеличения, расценивается как политик номер один в мировом масштабе, нравится это кому-то или нет.

Противостояние центров сил достигло точки невозврата для каждой из сторон. В информационной плоскости картина процесса пока выстраивается не в пользу РФ.

В этой ситуации перелом может наступить, но позже, и при условии включения ряда базовых факторов. В частности, если Россия, в условиях санкционного давления сможет перегруппироваться на ускорение главных производных внутреннего роста. Не менее сложной для РФ представляется задача удержать элиты на консолидирующих общество позициях. Так как это вопрос не из праздных: сумеют ли рафинированные элиты избежать панических настроений и в соответствие с интересами России отвечать на усложненные запросы текущей повестки? Эти противоречивые настроения находят отражение в информационном поле и России, и за рубежом.

Если будет фрагментировано информационное поле РФ, и такие попытки мы сейчас наблюдаем, это, вне всякого сомнения, затронет и сопредельные страны. Судьба этого региона такова, что надеяться на то, что в случае той или иной формы дестабилизации ситуации в РФ - а это глобальный слом, если представить даже гипотетически - сохранится безмятежной фон в Беларуси и Казахстане, или в любой другой стране СНГ, вряд ли возможно. В конечном итоге, механизм слома затронет судьбу целого макрорегиона.

Период рубежный. Если оптимистично исключить критический вариант развития ситуации, то в другом варианте России предстоит реализация масштабного интеграционного проекта, успех которого не в последнюю очередь зависит от того, успеет ли РФ выстроить эффективную модель собственного развития в параллельном интеграционном процессе и сформировать качественно новую интернациональную элиту.

Учитывая персонифицированный характер современной мировой политики и сужение глобального поля коммуникаций, роль лидерства, молодых лидеров будет иметь во многом определяющий характер, как и их креативные усилия, направленные на развитие новых интеграционных брэндов.

Если рассматривать мировой трансформационный процесс в контексте информационной безопасности и мыслить более пространными категориями, то можно вести речь в контексте информационной безопасности не только отдельно взятой страны, но и того или иного региона – Каспийского, Центрально-Азиатского, Южно-Кавказского и т.д. Достаточно систематизировать схожие характеристики применительно к каждому региону.

Сегодня наиболее востребован такой тренд, как сопричастность не только победам, но и проблемам партнеров.

Что касается каспийского формата, то на этом направлении в последнее время обозначились некоторые преимущества, весьма своевременно зафиксированные на Астраханском саммите. Главный итог этого саммита – не присутствие третьих стран на Каспии. Хотя не факт, что текст декларации в современных условиях способен кого-то существенно остановить и перекрыть все возможности для иных манипуляций….

Тем более, попытки влиять на внутриполитическое поле прикаспийских стран, в том числе посредством информационных и сетевых ресурсов, есть, и будут, а постсоветские реалии, как известно, достаточны уязвимы. Кроме того, онлайн-платформы все более вовлекают общества в текущие процессы, резонансный характер наращивается.

Но выиграно определенное время для прикаспийских стран. В той или иной степени этот формат, невзирая на нерешенность правового статуса Каспия, все же может служить неким сдерживающим барьером для угроз дестабилизации ситуации в странах пятерки. При определенных условиях, разумеется, в числе которых снижение влияния факторов внутренней напряженности, аккумулируемых через социум и СМИ, и активно создаваемые и используемые региональные интеграционные схемы.

Учитывая, что некоторые страны каспийской пятерки состоят и в других региональных форматах – ШОС, БРИКС, ССТГ, очень важно объединять этот потенциал, искать пересечение интересов, умножать число мотивированных союзников.

Совместные форматы будут эффективны на всех возможных направлениях, включая информационное поле. КПД скоординированных превентивных мер в ответ на современные вызовы в региональных форматах может быть значительно выше.

В одном из своих выступлений президент РФ, в частности, отмечал необходимость расширения сотрудничества в сфере обеспечения международной информационной безопасности с глобальными и региональными организациями.

В РФ, в частности, действует такой стратегический документ, как Доктрина информационной безопасности. Можно было бы продумать Доктрину информационной безопасности регионального характера. И на уровне экспертного сообщества можно вести подготовительную работу на базе, например, некой совместной лаборатории медиакоммуникаций.

 

 

 


Loading...