12:31 30 Июня 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Борис Кагарлицкий: Если российским элитам не вернуть пармезан и доступ к виллам в Италии, будет бунт...

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
200

"В санкциях элиты видят угрозу своему образу жизни и своему личному финансовому благополучию. Что для России хорошо, для олигархии и высшей бюрократии плохо", - считает эксперт

 

БАКУ, 27 ноя - Новости-Азербайджан, Гамид Гамидов. 

Интервью «Новости-Азербайджан» с директором Института глобализации и социальных движений (ИГСО), известным российским политологом Борисом Кагарлицким:

-  Чем, по-вашему, вызвано обострение на линии фронта в Нагорном Карабахе, свидетелями которого мы накануне стали?

- Обострение ситуации в Нагорном Карабахе вписывается в общую логику развития геополитического кризиса на бывшем постсоветском пространстве. В условиях растущей нестабильности все стороны проявляют нервозность и появляется соблазн ударить первым или, по крайней мере, «прощупать» позиции другой стороны. На таком фоне дипломатия становится все менее эффективна. Характерным аналогом является ситуация с минскими соглашениями на Украине. Формально линия разграничения более или менее соблюдается, но через нее постоянно ведется огонь.

В то же время можно предполагать, что положение дел, соответствующее известной формуле Троцкого «ни мира, ни войны» продлится еще какое-то время. Но уровень напряженности будет нарастать и столкновения, перестрелки, всевозможные нарушения участятся.

- Какова вероятность полноценной войны, о которой в последнее время все так много говорят?

- Полностью исключить переход от пассивного противостояния к полномасштабной войне нельзя. Но обе стороны сдерживает то, что, во-первых, никто не хочет выглядеть агрессором, начав первым. А во-вторых, в долгосрочной перспективе очень велика неопределенность. Есть риск, что война окажется затяжной и позиционной.

 - Можем ли мы сказать, что в этом году произошел коренной перелом в отношениях АР и РФ, особенно, если сравнивать их с армяно-российскими?

 - Никакого перелома я не наблюдаю. У Москвы есть четкая линия, которая состоит в попытке налаживать и развивать отношения с Азербайджаном, не порывая с Арменией. Этой линии российская дипломатия последовательно придерживается. Другой вопрос, насколько это получается на практике. Тут приходится лавировать, проявлять осторожность и гибкость. Но в принципе, в Армении, похоже, понимают, что изменить они тут ничего не могут и смирились с таким положением дел.

- Вступление Армении в ЕАЭС как-то может отразиться на отношениях Баку и Москвы, или нет?

- Думаю, нет. Для Москвы приоритетно сейчас расширение экономического пространства, в котором может относительно свободно работать российский капитал. Но в этом плане Азербайджан важен ничуть не меньше, чем Армения, а может быть даже больше.

- Как будет развиваться ситуация в Украине, по-Вашему?

- Похоже, что до конца зимы полномасштабного возобновления боевых действий в Украине не будет. Но кризис будет углубляться. Причем в кризисе все участники процесса. Правительство Порошенко не контролирует собственный аппарат власти, экономика страны разваливается, в перспективе формируются новые фронты гражданского конфликта. Но на Юго-Востоке Украины  политика Кремля дает в основном негативный эффект. Москва сумела после нескольких месяцев острой политической борьбы поставить во главе Донецкой и Луганской «республик» (отсюда и далее кавычки наши – Авт.) людей, которых она контролирует. Отчасти, видимо, на паях с украинским олигархом Ринатом Ахметовым. Но именно это привело к углублению системного социально-экономического кризиса и «удорожанию» всей этой истории для России.

Приведу конкретный пример. Лидеры «ополчения» добивались национализации предприятий Ахметова и других олигархов. Москва эти инициативы заблокировала, хоть и не без труда. В итоге все крупные работающие предприятия платят налоги в Киев, ведь их хозяева имеют там головные конторы, у них есть еще заводы на Украине. В бюджет Донецка и Луганска ничего не поступает. В итоге они вынуждены обращаться за помощью в Москву... А тем временем в России развивается собственный экономический, социальный и уже теперь также политический кризис, элита расколота.

Короче, все это похоже на драку тяжело больных, усталых и задыхающихся людей, которые, однако, уже не могут остановиться, поскольку еще и смертельно напуганы.

- Ситуация усугубляется санкциями…

- Санкции сами по себе экономического эффекта не имеют или дают потенциально обратный эффект. В России в последнем квартале года промышленный рост составил 2,9 процента, а если бы не санкции, мы, возможно, были бы в минусе. Происходит определенное замещение импорта. Но чтобы поддержать эти тенденции нужны государственные инвестиции и комплексные программы развития. Их не будет, не потому что нет денег, а потому что в правительстве доминируют неолибералы, которые верят исключительно в «невидимую руку рынка». Импорт в основном замещается другим импортом, что ведет к удорожанию товаров. Много западных товаров приходит по «кривым схемам». Очень смешно, например, видеть на наших прилавках польский сыр, который пытается выдавать себя за швейцарский.

Гораздо более серьезной проблемой является падение цен на нефть. Причем стабилизация около 78 долларов за баррель, которая сейчас наблюдается, это не очень хорошая новость. Ведь резкое падение цен могло быть временным, а вот сейчас видно, что речь идет о долгосрочной тенденции.

На этом фоне санкции начинают давать эффект, но не экономический, а психологический и в некотором смысле социальный: российская элита не хочет конфликта с Западом, она не хочет терять доступ к своим виллам и капиталам, находящимся в Италии, Англии и Америке, их дети учатся и живут сплошь за рубежом. Иными словами, в санкциях они видят угрозу своему образу жизни и своему личному финансовому благополучию. Санкции затрудняют вывод российскими олигархами и бюрократами денег из страны. Что для России как раз хорошо, но для олигархии и высшей бюрократии плохо. Потому они сейчас думают, как бы договориться с Западом. А Запад отвергает компромиссные предложения и требует капитуляции. Вот тут и происходит раскол между теми, кто на капитуляцию не готов, и теми, кто уже созрел для этого. Между этими группировками начинается почти открытая борьба, которая грозит обрушить государство.

- Ко всему прочему падает рубль…

- Рубль продолжит падать, хотя и не обвалится. Думаю, 50 рублей за доллар — вполне возможный курс к новому году или, что более вероятно, в начале следующего. Люди к этому уже психологически готовы. Однако вряд ли падение пойдет заметно ниже этого уровня. По крайней мере, в ближайшие месяцы.

Что касается населения, то оно будет терпеть — вспышки недовольства, акции протеста будут то там, то здесь, как выступления медиков против разгрома столичной медицины. Но это не означает ни социального взрыва, ни «мощной волны протеста», о которых так много сейчас говорят. Наоборот, опросы показывают, что готовность протестовать в России сейчас на самом низком уровне за десятилетие. И кстати, по факту, число акций протеста резко сократилось по сравнению даже с относительно благополучным 2013 годом. Это не значит, будто людям стало лучше. Просто в обществе прочно укоренилось представление о бессмысленности протеста или социального действия.

Терпение народа не кончится. Но вот терпение элит уже на пределе. Если им не вернут пармезан, доступ к виллам в Италии и стабильный рубль, который можно выгодно конвертировать в валюту и вывозить из страны, они действительно взорвутся и разнесут все вдребезги. И только после этого, как реакцию на бунт элиты можно будет ожидать уже и выступления масс.