01:10 01 Июля 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Каспий, газ и Кавказ

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
7200

"Нельзя одновременно претендовать на глобальную гегемонию и глобально же дестабилизировать международные отношения", - пишет Ростислав Ищенко, комментируя роль США в мире

 

БАКУ, 22 окт - Новости-Азербайджан.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования – для «Новости-Азербайджан»

Соединенные Штаты Америки начали пожинать плоды своей безумной политики. Несколько месяцев назад мы уже писали, что нельзя одновременно претендовать на глобальную гегемонию и глобально же дестабилизировать международные отношения. Гегемония одной державы может быть приемлема и даже удобна остальным, с ней могут не только вынужденно мириться, но и искренне признавать ее достоинства лишь в том случае, если гегемон соответствует нескольким непреложным требованиям.

Правила для мирового гегемона

Во-первых, для всех должны быть установлены единые и понятные правила игры. Гегемон является верховным арбитром, но и сам подчиняется установленным им правилам. Так всероссийский самодержавный император мог изменить закон, по собственному желанию, в любой момент, но до тех пор, пока закон действует, император должен был подчиняться ему наравне с любым своим подданным.

Во-вторых, расходы на поддержание порядка ложатся, прежде всего, на плечи гегемона. Остальным государствам нет смысла содержать мощные вооруженные силы, поскольку с армией гегемона они все равно не справятся, а гарантировать предотвращение междоусобных войн обязан гегемон.

В-третьих, и это важнейшая задача, ради которой и терпят гегемонию одной страны, гегемон обязан гарантировать мир, стабильность (в том числе внутреннего устройства), свободу и безопасность торговли и равноправную конкуренцию.

Гегемон может иметь некоторые торгово-экономические преимущества, призванные компенсировать его расходы на глобальное администрирование и поддержание глобального порядка, однако они (преимущества) должны быть строго нормированы и не создавать бизнесу препятствия для нормальной здоровой конкуренции.

США последние два десятилетия нарушали все эти правила. В данном материале мы не планируем рассматривать объективные причины дестабилизации Вашингтоном мира, стабильность которого, он, как гегемон, должен был обеспечивать. Просто отметим, что в тот момент, когда Соединенными Штатами была избрана тактика и стратегия дестабилизации, их гегемония перестала быть приемлемой для всех государств планеты. А значит, политика США могла реализовываться только грубой силой, только в течение ограниченного времени (чтобы потенциальные оппоненты не успели скооперироваться и создать противовес Америке), и требовала движения от победы к победе.

Гегемон, не адекватный возложенным на него задачам и потерпевший серьезное поражение, прекращает быть гегемоном – становится ясно, что если отбиться от его силового давления смог кто-то один, то коллективное сопротивление будет тем более успешным.

Москва – Тегеран – Пекин

После того, как во второй половине 90-х США окончательно сделали выбор в пользу быстрого силового переустройства мира путем его дестабилизации, Вашингтон потерпел от России два серьезных поражения – в 2008 году в Грузии и в 2013году в Сирии. Последнее было тем существеннее, что до этого США не смогли сломать Иран санкциями, не смогли организовать в Тегеране цветной переворот, и Сирия рассматривалась ими как ворота в Иран. То есть в сирийском кризисе США проиграли не только России, но и Ирану, а Москва и Тегеран, оказавшись в оной лодке, объективно сблизились.

Чувствуя, что почва уходит из-под ног – условия проведения эффективной силовой политики не соблюдаются, а время, отведенное на решение проблем, подходит к концу –  США, не завершив дела на Ближнем и Среднем Востоке, разожгли украинский кризис. Он был призван дестабилизировать Россию и одним махом решить все проблемы. Ставки в геополитической игре поднялись до предела. И Вашингтон вновь проиграл.

Сегодня об этом можно говорить с полной уверенностью. И доказательства находятся в Азии и на Кавказе.

Чтобы эффективно нейтрализовать российские военно-политические и экономические возможности,Вашингтону было необходимо превратить российскую силу (неограниченная глубина территории, протянувшейся от Среднеевропейской равнины до Берингова пролива и от Кавказа до Северного полюса) в российскую слабость. США было нужно растянуть ресурсы Москвы по всей сухопутной границе – до Дальнего Востока.

Однако неуклюжие попытки дестабилизировать Центральную Азию и Кавказ провалились. Более того, в поисках союзников, на которых можно опереться при купировании цветных переворотов, государства Кавказа и Центральной Азии, ранее выстраивавшие приоритетное партнерство с Вашингтоном, начали переориентацию своей политики на Россию, Иран и Китай. Это решение было объективно неизбежным, поскольку действия США по дестабилизации обстановки в данных государствах были направлены против местных элит лишь во вторую очередь – в первую очередь они задевали жизненные интересы именно России, Ирана и Китая.

Таким образом, к ускоренному российско-иранскому сближению добавилось российско-китайское, а также быстрая смена государствами Кавказа и Центральной Азии внешнеполитических приоритетов: с евро-атлантического, на евро-азиатский.

Создание неформальной оси Москва – Тегеран – Пекин позволило всем трем государствам быть спокойными за свой глубокий тыл: России за Дальний Восток, Китаю и Ирану за Центральную Азию.Но оставался еще один ход в регион – через Кавказ.

Кавказ идет своим путем

Несмотря на то, что США вынуждены были согласиться с демонтажем режима Саакашвили, они не оставляли надежд и попыток вернуться в Грузию и вновь толкнуть Тбилиси на проведение русофобской политики. Тем более что коренное российско-грузинское противоречие в виде независимых Абхазии и Южной Осетии не только не рассосалось, но обострилось – так как с переходом украинского кризиса в стадию гражданской войны и новым обострением в Сирии и Ираке Россия вынужденно усилила военное взаимодействие с армиями этих государств. Это естественно вызвало острую реакцию официального Тбилиси.

Однако, судя по всему, серьезного обострения отношений не будет и все закончится дипломатическими демаршами. Грузия один раз уже понадеялась на помощь США в противостоянии с Россией и прекрасно помнит, как Вашингтон умыл руки, когда необходимо было реально подставить плечо. Кроме того, весь мир видит, как Америка сейчас «помогает» своим украинским союзникам, бросая их один на один не только с Новороссией, но и с собственными, кстати, по американской рекомендации и при европейской поддержке выращенными, вооруженными и выпущенными на улицы неонацистами. А ведь им все равно кого свергать – Януковича, Порошенко, Яценюка. Причем каждый следующий переворот происходит все легче, поскольку государственная власть слабеет, становясь, по сути, номинальной.

В мае-июне США сделали попытку грубо надавить на Азербайджан – но эта попытка  была резко и быстро пресечена президентом Алиевым. А во второй половине лета, на фоне обострения обстановки на линии соприкосновения азербайджанских и армянских войск в Карабахе, напряженная ситуация сложилась и в Ереване. Некоторые наблюдатели (с неустойчивой психикой) даже заговорили о возможности переворота в Армении и возобновления войны за НК.

Государствам Кавказа, как ранее центральноазиатским странам, удалось сохранить политическую стабильность, и, поскольку Китай от них далеко, естественным гарантом их безопасности становится Россия.

О том, что вес Москвы в регионе резко усилился, можно судить, во-первых, по тому, что Армения вошла в ЕАЭС – еще год назад присоединение Еревана к российско-казахстанско-белорусскому интеграционному проекту не было бы пропущено соседями как рядовое событие. Во-вторых, и это более важно, на Каспийском форуме в Астрахани, 29 сентября пятерка прикаспийских государств решила вопрос раздела территориальных вод и экономических зон. В совместном политическом заявлении лидеры пяти государств обозначили решение: 15 километровая зона территориальных вод и совместное пользование водами и шельфом. Это заявление станет основой для выработки Конвенции о правовом статусе Каспия.

Газ на пятерых

Изначально это была российская и иранская позиция, которым, по другим вариантам раздела, отходили наиболее бедные углеводородами участки шельфа. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан долгое время настаивали на разделе, как минимум, морского дна между прикаспийскими государствами. То, что прорыв достигнут именно сейчас, причем на фоне соглашения о совместном обеспечении безопасности в каспийском регионе, на основе недопустимости присутствия в нем войск государств, не входящих в каспийскую пятерку, со всей очевидностью показало, что проблемы безопасности вышли для государств Кавказа и Центральной Азии на первый план.

Совершенно понятно, какие именно войска «третьих стран» нежелательно допускать на Каспий. Можно, конечно, опасаться боевиков «ИГ», но они не являются «армией государства» и явно не будут спрашивать разрешения на присутствие. Да и борьбу с ними прикаспийские державы, в случае развития событий по нежелательному сценарию, будут вести на основе соглашений о борьбе с террористами.

Из остальных государств планеты серьезное и долговременное военное присутствие в регионе способны обеспечить (кроме самих прикаспийских государств) только Соединенные Штаты.

Последняя  форточка для проникновения на южные рубежи России захлопнулась. Ресурсы Москвы не будут отвлекаться от разваливающейся Украины. У киевского режима нет будущего. Россия, конечно, понесет большие расходы на ликвидацию последствий неонацистского режима на Украине, но глобально США проиграли. И они это понимают и уходят с Украины. Бжезинский открытым текстом заявляет Киеву, что тот должен позаботиться о себе сам, а Запад будет ему только сочувствовать.

Но эта политическая победа России дополняется победой, общей для всей прикаспийской пятерки – причем и политической, и экономической. Политическая победа обеспечивает всем безопасность и внутреннюю стабильность, одновременно развязывая руки России для активных действий в украинском кризисе, а Ирану – в Сирии и Ираке против «ИГ».

Экономический результат не так заметен, но решение проблемы Каспия открыло дорогу к освоению богатых нефтегазовых месторождений, находящихся на шельфе этого мелководного моря-озера.

Комментируя политическое заявление по Каспию, наблюдатели сразу же отметили, что теперь, без разрешения России и Ирана, Казахстан и Туркменистан не смогут проложить газопровод в Азербайджан. Что, в свою очередь, делает бесперспективной идею НАБУКО, так как для него не найдется необходимых объемов газа. И сделали вывод, что альтернативы российскому «Южному потоку» нет.

Это не совсем так. Во-первых, проложить газопровод нельзя было и раньше, именно в силу неурегулированности правового статуса Каспия, что делало невозможной активную хозяйственную деятельность. Во-вторых, не исключено, что с расширением добычи газа на шельфе дополнительные ресурсы из Центральной Азии и не понадобятся, тем более, что Туркменистан уже давно проложил газопроводы в Китай и активно осваивает именно этот рынок. Более того, «Южный поток», пока, по крайней мере, ориентирован на поставки газа с российских северных месторождений. Поэтому не исключено строительство газопровода Каспий – Европа для транспортировки на европейский рынок ресурсов прикаспийских стран.

Это был бы брат-близнец НАБУКО, только контролировался бы он не США и ЕС, а «каспийской пятеркой». То есть российский, азербайджанский, казахстанский, иранский и туркменский газ не конкурировали бы на европейском рынке, сбивая цену, а взаимодействовали бы.

Впрочем, это вопрос будущего, не в последнюю очередь связанный с политическим выбором ЕС, от которого будет зависеть, сможет ли он преодолеть экономический кризис и, соответственно, понадобятся ли ему растущие объемы газа.

Сегодня же отчетливо видно одно – с февраля по октябрь на просторах Евразии прошла целая серия двусторонних и многосторонних переговоров, результатом которой стало вытеснение Вашингтона из ключевых точек региона. Пока, конечно, рано говорить о деамериканизации Евразии, но стратегические возможности Вашингтона здесь резко сократились, а новые экономические и политические объединения создаются на основе идеи групповой защиты именно от США.

В общей сложности уже сейчас можно констатировать необратимый характер обвального сокращения американских возможностей в ЦА и на Кавказе, а значит, и утраты Америкой глобальных позиций. И это еще не кончился год и не урегулированы украинский и сирийский кризисы.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора.