22:37 28 Июня 2016
Прямой эфир
Политолог Фикрет Садыхов

Эксперты о перспективах ЕАЭС и урегулировании карабахского конфликта

1 / 2
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
1100

"Только после освобождения как минимум пяти оккупированных районов, когда сложится новая реальность, Азербайджан может рассмотреть вопрос вступления в ЕАЭС", - считает Насирли

БАКУ, 17 окт - Новости-Азербайджан.

В последнее время наблюдается активизация переговорного процесса вокруг урегулирования карабахского конфликта. Буквально накануне сопредседатели МГ ОБСЕ посетили Баку, где провели встречи с руководством страны в преддверии очередного раунда переговоров на высшем уровне в Париже. Как раз на этой встрече прозвучало предложение главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова о возможном скором начале переговоров между Баку и Ереваном на уровне экспертов. 

Одновременно на фоне активизации переговорного процесса муссируются слухи о том, что Баку может вступить в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в обмен на освобождение Ереваном как минимум пяти оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха. 

Свою оценку нынешнему этапу переговорного процесса в интервью газете «Каспiй» дают известные эксперты. 

Эльман Насирли, политолог, руководитель Центра политических исследований Академии госуправления при Президенте Азербайджана:

- Азербайджан ведет гибкую внешнюю политику и исходя из этого, мы заинтересованы в скорейшем разрешении карабахского конфликта. Но все встречи на высшем уровне, начиная с 1999 года, безрезультатны. Не дает видимых результатов и посредническая миссия МГ ОБСЕ. Все эти многочисленные встречи, организуемые сопредседателями МГ ОБСЕ, пока носят характер сохранения статус-кво, недопущения сползания ситуации к боевым действиям. В этих условиях Азербайджан устами главы МИД Эльмара Мамедъярова предложил новый подход к ведению переговорного процесса - на уровне экспертных групп. Теперь следует дождаться ответа армянской стороны. А от них вполне можно ожидать очередного сюрприза, ибо армяне не намерены предпринимать какие-либо шаги навстречу прогрессу в переговорном процессе. Также не совсем понятна реакция на это предложение сопредседателей МГ ОБСЕ, которые ранее неоднократно заявляли о возможности отойти в сторону от переговорного процесса и оставить конфликтующие стороны один на одни, если они сами захотят этого. В силу вышеперечисленных фактов я пессимистически отношусь к реализации этого предложения азербайджанской стороны.

Что касается встречи президентов Азербайджана и Армении в Париже, то она согласована. Но ясно, что у сопредседателей МГ ОБСЕ и в этот раз нет новых предложений по урегулированию конфликта. Вместе с тем от президента Франции Франсуа Олланда можно будет ожидать если не новых предложений, то хотя бы новых подходов к решению застарелой проблемы. 

В то же время необходимо учитывать факт ухудшения отношений между Россией и западными странами на почве украинского кризиса, что, к сожалению, оказывает свое негативное воздействие на переговорный процесс. Пока не ясно, будет ли присутствовать на встрече российский представитель. Такое взаимоотношение стран-сопредседателей МГ ОБСЕ не может оказывать положительное влияние на переговорный процесс. 

С другой стороны Ереван продолжает занимать контрпродуктивную позицию, препятствуя всем попыткам развития позитивного диалога между конфликтующими сторонами. Чего стоило одно лишь недавнее поведение армянской делегации в ПАСЕ, ее выступления и речи. Поэтому я не верю в положительные сдвиги на переговорах в Париже, не вижу для этого предпосылок.
 
Что касается вероятности реализации варианта по возвращению Азербайджану как минимум пяти оккупированных районов в обмен на вступление нашей страны в ЕАЭС, то это пока лишь слухи. Безусловно, Баку заинтересован во всех интеграционных процессах, протекающих на постсоветском пространстве. Тем более, что у нас хорошие отношения со всеми членами ЕАЭС кроме Армении. Конечно, Азербайджан может поставить на повестку дня вопрос о вступлении в ЕАЭС, но мы не можем состоять в одной организации со страной-агрессором, оккупирующей наши земли и не желающей их освобождать. Поэтому только после освобождения как минимум пяти оккупированных районов, когда сложится новая реальность, Азербайджан может рассмотреть вопрос вступления в ЕАЭС и в принципе дать положительный ответ. Полагаю, что позиция Баку в этом вопросе известна и понятна России, Казахстану и Беларуси. Поэтому сейчас все зависит от Армении, от ее шагов в вопросе урегулирования карабахского конфликта. 

Фикрет Садыхов, экс-дипломат, политолог:

- Это хорошее предложение, так как на уровне рабочих групп часто решаются важные и сложные вопросы. Это еще один новый формат, который может быть приемлем и использован в переговорном процессе. Азербайджанская дипломатия все время находится в поиске, предлагает новые пути урегулирования, создания новых форматов, групп и думаю, если Армения конструктивно откликнется на подобное предложение, это может послужить началу позитивного процесса в регионе. 

На каждом определенном отрезке времени появляются идеи, предложения, соответствующие духу данного времени, сложившейся ситуации и политическим требованиям. Сейчас появилось предложение о ведении переговоров на уровне экспертных групп, значит для этого созрел момент. 

В отношении предстоящей встречи президентов Азербайджана и Армении в Париже хочу сказать, что наблюдаемый в нашем обществе пессимизм от подобных встреч вполне объясним. В этом виноваты страны-сопредседатели МГ ОБСЕ, которые погасили всякую надежду у азербайджанской общественности, проводя большое количество встреч на разном уровне, которые так и не привели к позитивным подвижкам. Если и грядущая встреча в Париже пройдет только ради формального подтверждения участия в переговорном процессе Франции, то это не принесет абсолютно никаких результатов. Если же Франция, как страна-сопредседатель МГ ОБСЕ выйдет на эту встречу с каким-то новым предложением или идеей, нацеленной на справедливое урегулирование карабахского конфликта, это будет важный шаг в переговорном процессе. 

Что касается вступления Азербайджана в ЕАЭС в обмен на освобождение пяти районов вокруг Нагорного Карабаха, то я допускаю мысль, что где-то такие обсуждения проходят. Но пока все это на уровне риторики. Но если же Россия, как главный спонсор Армении, окажет давление на эту страну и договориться об освобождении как минимум пяти районов, это уже станет серьезным шагом в деле урегулирования конфликта. Кстати, Ереван, вступив в ЕАЭС, уже потерпел дипломатическое фиаско, так как ее попытки протащить в это объединение Нагорный Карабах, провалились. В данной ситуации - это наша победа. А что касается размена, то я вполне его допускаю. Тем более, что ЕАЭС состоит не только из Армении и России, но также Казахстана и Беларуси, с которыми Баку активно сотрудничает. Однако пока что это идет на уровне слухов и разговоров. Действительное же дипломатическое мастерство заключается в умении делать равноценные обмены, а не в пользу одной отдельно взятой страны. 

Эльхан Шахиноглу, политический аналитик, руководитель Центра политических исследований «Атлас»: 

- Идея начать переговоры на уровне экспертных групп очень нужная. Я несколько лет назад писал в своих анализах, что для разрешения нагорно-карабахского конфликта нужно создать работающую на постоянной основе контактную группу, в которую входили бы дипломаты из двух стран и сопредседатели. Так решали конфликты в европейских странах: работали на постоянной основе, решали конфликтные вопросы, а под конец готовили мирный план. А то ведь что получается, сопредседатели заседают за закрытыми дверями, что-то готовят и потом знакомят стороны со своим планами. Так мы потеряли 20 лет, а результата как не было, так и нет. Нужно попробовать другие варианты ведения дискуссии. 
Касательно перспектив парижской встречи на высшем уровне хочу сказать, что не жду от нее позитивного сдвига. Во-первых, Франция не пойдет против интересов Армении и армянского лобби. То есть Париж не будет лоббировать поэтапный план разрешения конфликта, как этого хочет Баку. Однажды Франция уже хотела стать посредником, когда бывший президент Жак Ширак пригласил глав Азербайджана и Армении в Париж. Но ничего путного от этого посредничества не вышло. Предложения Франции противоречили интересам Баку. Не думаю, что нынешний президент чем-то сможет отличиться от своего предшественника. 

Во-вторых, Кремль не допустит, чтобы Париж стал главным посредником в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Москва считает Южный Кавказ своей вотчиной. С другой стороны, Кремль зол на Францию еще по одной причиной. Париж, как и другие западные страны, после украинских событий применил против России санкции и отношения стали прохладными. Ключ от разрешения нагорно-карабахского конфликта находится не в Париже или в Вашингтоне, а в Москве. 

Что касается варианта обмена хочу напомнить, что мы ждем от России конкретных действий. Если Москва хочет, чтобы Азербайджан стал стратегическим союзником России и вступил в Таможенный союз и ЕАЭС, то от Кремля требуется лишь одно: убедить Ереван, чтобы тот в первую очередь освободил семь районов. Но Армения полностью зависит от России. И если Москва не сделает шаг первой, то Баку не войдет ни в ТС, ни в ЕАЭС. Да и стратегическое партнерство останется на словах. Все должны знать - та страна, которая убедит Армению освободить захваченные районы и отказаться от поддержки сепаратизма, сможет рассчитывать на стратегический союз с Азербайджаном.

Роман ТЕМНИКОВ