15:55 26 Августа 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

НАТО может зайти на Каспий и по «карабахскому» варианту - Трофимчук

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
4800

Институт Каспийского сотрудничества провел в канун саммита в Астрахани круглый стол «Каспий накануне четвертого саммита глав государств региона: в поисках новых путей сотрудничества»

БАКУ, 28 сен - Новости-Азербайджан.

Институт Каспийского сотрудничества провел в канун саммита в Астрахани круглый стол «Каспий накануне четвертого саммита глав государств региона: в поисках новых путей сотрудничества».

Корреспондент «Кавказской политики» Надана Фридрихсон беседовала после мероприятия с политологом, участником Экспертно-аналитической лиги «Ресурсные стратегии» МГУ им. М.В. Ломоносова Григорием Трофимчуком, который дал свое виденье ситуации вокруг Каспия, рассказал о планах НАТО войти на Каспий по «карабахскому сценарию», а также пояснил причины, по которым на каспийских месторождениях работают западные операторы.  

— Как вы оцениваете прошедшее мероприятие?

— На мой взгляд, важно, что в документах конференции, а также в специальном докладе Института Каспийского сотрудничества стали более заметными оттенки реализма (не пессимизма, это разные вещи).

К примеру, я обратил внимание на такие словосочетания, как «проблемы региона», такие места из пресс-релиза, как: «ожидать решения «каспийского вопроса» в ближайшее время не приходится»; или: «ответа на вопрос о том, как поделить Каспий, нет, и, судя по всему, в ближайшее время достижение общей позиции не предвидится».

Поэтому участники конференции постарались обозначить моменты, которые мешают достижению общей цели.

Канун саммита в Астрахани предполагал также выдвижение экспертами предложений для политического руководства пяти стран (для облегчения обозначения этих пяти стран я бы предложил монограмму C5, чтобы не повторять постоянно этот длинный ряд слов).

И политическое руководство С5, и эксперты должны учитывать также, что на ситуацию в регионе окажет влияние массированное создание на Ближнем Востоке террористических государств-призраков, типа ИГИЛ или «Хорасана».

А также вывод войск и военной инфраструктуры западной коалиции из Афганистана, которые будут выведены не только в Центральную Азию, но, судя по всему, и в каспийский регион, так как по известным законам, если где-то убывает, то где-то тут же прибывает.

Все пять лидеров С5 должны учесть эти обстоятельства.

— Почему, на ваш взгляд, когда обсуждается тема Каспия, стабильно возникает проблема с участием одной из стран прикаспийской пятерки?

— ­Хорошо, как сказал кто-то из организаторов конференции, что в число прикаспийских стран не входит Армения. В таком случае заседания «шестёрки», с учётом азербайджано-армянских отношений, шли бы намного «живее».

Однако и сейчас возникают проблемы коммуникаций. То прибывает большая делегация Ирана, то её нет, но при этом увеличивается количество участников от Казахстана, и так далее.

Достаточно стабильно выглядит в формате таких конференций представительство Азербайджана. Такой дисбаланс в плане посещаемости связан и с тем, что каспийские страны – в значительной степени мусульманские, а значит, предельно эмоциональны.

Запад в целом побеждает Восток, а Европа Азию, ещё и потому, что западные политики менее эмоциональны. А представителей Востока, к которым мы можем отнести 4 из 5 прикаспийских стран, сравнительно легко вывести из равновесия в любой момент. Это плохо, это влияет на общий ход процесса каспийского урегулирования.

— Как вы оцениваете выступления экспертов из Азербайджана и Казахстана?

— Выступления представителей Азербайджана и Казахстана отличались конкретикой.  Талгат Калиев поднял вопрос о приоритете информационной составляющей в вопросе обеспечения безопасности региона, поддержав инициативу Сергея Михеева о создании специального информационного агентства, которое бы занималось комплексным решением вокруг С5.

Со стороны азербайджанских экспертов также звучала конкретика; в частности, Камиль Салимов поделился своими наблюдениями из практики антитеррористической борьбы на Каспии и интересными деталями о местном наркотрафике.

Эту и другую информацию и должно обрабатывать в нужном ключе предполагаемое агентство. В противном случае, эта информация от профессионалов не прозвучит как надо, не будет иметь нужного «выхлопа».

— Какие основные проблемы региона выделяете вы?

— Основная проблема – в самом слове «раздел», которого пока что никак не удаётся достичь. Думаю, что «справедливо поделить» Каспий не удастся никогда. Поэтому странам региона надо сосредоточиться не на этой тупиковой ветке взаимодействия, а на создании надёжной системы безопасности региона. 

А безопасность региона – это не вопрос сохранения нефтяных скважин. Это – выживаемость всех пяти государств в ближайшем будущем.

Представим себе, что нас подорвали не через Кавказ, а через Каспий. Одного только «каспийского» взрыва будет более чем достаточно, чтобы сделать нас врагами по отношению друг к другу.

Поэтому США полностью устраивает ситуация, когда за двадцать с лишним лет после распада СССР мы так ничего толком и не поделили. А это значит, и не поделим.

В противном случае, нам придётся делить всю воду, дно и небо, вплоть до раздела мальков и птиц, с точностью до каждой особи. Это нереально, и Вашингтон это прекрасно понимает.

— 20 сентября в Баку прошла церемония закладки Южного газового коридора, который активно продвигает запад. Как это скажется на каспийском вопросе?

— Этот вопрос активно продвигает Запад, и этим всё сказано. Здесь намного больше политики, чем экономики.

Азербайджан может считать это чисто экономическим проектом, однако для Запада он исключительно политический, стратегический. А значит, таким и является на самом деле.

То есть Запад надёжно входит в Каспийское пространство и растворяется там надолго в самых разных форматах.

— Как оценивает это российская сторона? Да и в целом на ваш взгляд, как Москва относится к газовой политике Баку?

— Москва относится к нероссийской политике Баку (не стоит называть её «антироссийской») крайне негативно, если формулировать это мягко. Однако здесь сложно предъявлять кому-то претензии, так как давно уже нет общей страны для россиян и азербайджанцев.

А это значит, что каждый выживает в одиночку. Азербайджан может выжить, если не будет ссориться с Западом, ведущим центром мировой силы, и это, к сожалению, очевидно.

Если бы Россия сегодня контролировала Мексику и Канаду, на самых границах с США, то Азербайджан с удовольствием работал бы только с Москвой, и ни с кем больше.

​- Сегодня все больше говорят о готовности Ирана поставлять свой газ на европейские рынки, как только будут сняты санкции. Однако Тегеран и Москва демонстрируют сближение своих позиций. Станет ли Иран российским конкурентом?

— Если с Ирана будут сняты западные санкции, он по факту станет конкурентом РФ. Ирану тоже надо выживать в этом диком однополярном мире. Тегеран и Москва – сегодня выглядят товарищами по несчастью, их обоих не любит Запад.

Такие обстоятельства диктуют соответствующую модель поведения – на сближение друг с другом. Кстати, не только Тегеран может качнуться на Запад в тот или иной момент.

Не будем забывать, что и Москва ещё совсем недавно задерживала, мягко говоря, те или иные стратегические поставки Ирану, когда Запад гладил Москву по голове или, наоборот, когда показывал ей зубы.

Единственной устойчивой моделью нашего партнёрства станет совместный военно-политический блок с участием Китая.

— Насколько критична сегодня геополитическая ситуация вокруг Каспия?

— Она критична по той причине, что на этот регион, вместе с Центральной Азией, может быть нацелена активность тех самых террористических государств-призраков, которые так активно возникают в последнее время.

Критичность состоит в том, что неформальный блок С5 не позволит адекватно ответить на эти угрозы. Здесь нужен более жёсткий формат, когда государства региона находятся в статусе союзников, а не экономических партнёров.

Никакая экономика от внешних вызовов ещё никого не спасала. По большому счёту нужна «Крепость Каспий». Но её не будет.

Геополитическое значение Каспия, на мой взгляд, связано даже не с его сырьевыми ресурсами. Ведь простой взгляд на карту показывает, что если НАТО выйдет на Каспий, то тогда Россия может быть расколота пополам. Одновременно шов пройдёт по Центральной Азии, что автоматически расколет РФ и КНР.

— Как вы оцениваете факт участия в разработке каспийских месторождений иностранных операторов – BP, TOTAL и т.д. Почему прикаспийская пятерка не ограничивается своими операторами? Вопрос упирается в технологии или финансирование?

— Вопрос упирается в технологии и финансирование. Но это в тактическом плане.

В стратегическом же плане проблема состоит в реальной доминирующей силе США и НАТО. Их, прямо скажем, здесь боятся, поэтому идут на предлагаемые совместные проекты, которые, в том числе, приносят выгоду правящему слою.

Никто не думает о завтрашнем дне, так как есть деньги, которые можно получить прямо сейчас.

— Азербайджанские эксперты в своих вступлениях делали акцент и на карабахский конфликт. Как сказывается на каспийском вопросе территориальный спор между Азербайджаном и Арменией?

— Пока что карабахский конфликт никак не сказывается на каспийском формате. Однако если внешние силы всё-таки стравят Азербайджан и Армению, ввергнув их в войну, это мгновенно отразится на положении всего Южного Кавказа и, соответственно, Каспия. 

Поэтому страны С5 хотя бы факультативно должны заниматься этим вопросом, имея его в виду.

Кстати, НАТО вполне может зайти на Каспий и по «карабахскому» варианту. Это надо иметь в виду Баку как члену каспийской группы. По этой причине азербайджанские эксперты не упускают из виду этот вопрос.

Хотя всем остальным он кажется не самым важным в каспийском контексте. А зря.

P.S.: Конференция за кадром

Несмотря на то, что прошедшая конференция была приурочена к знаменательному событию, в Аэростаре собрались представители не всех стран прикаспийской пятерки.

Уже традиционно не сложилось пригласить туркменскую сторону, и в этот раз не было представителей из Ирана. Правда, иранскую позицию обозначили несколько российских экспертов, занимающихся проблематикой Ближнего Востока.

Отсутствие делегации из Ирана объяснил генеральный директор Института Каспийского сотрудничества Сергей Михеев, отметивший, что иранцы направились в Астрахань и готовятся уже к генеральному мероприятию.

Тем не менее круглый стол взял не количеством, а качеством. Спикеров было не так много, зато выступления были, что называется, по существу.

Выступающие затронули весь спектр проблем, связанный с каспийским вопросом. Особое внимание уделялось транспортному кольцу вокруг Каспия.

Азербайджанская сторона акцентировала внимание на логистике в регионе, подчеркнув, что запуск железнодорожного сообщения Баку – Тбилиси – Карс напрямую влияет на каспийский регион и является первым мостом между Европой и Азией.

Кстати сказать, именно об этом сообщении говорил президент Азербайджана Ильхам Алиев во время саммита НАТО в Уэльсе, отметив, что транспортный коридор создаст не только транзитные возможности для миссии НАТО «Решительная поддержка», но и широкие торговые и экономические возможности для региона, а также Афганистана.

В свою очередь, представители Казахстана подчеркнули значимость сообщения Казахстан – Туркменистан – Иран, что видится как начальный этап запуска глобального проекта Север – Юг.

Понятно, что речь идет о конкурентных моделях, с одной стороны Север – Юг, продвигаемый и российской стороной, с другой стороны – проект ТРАСЕКА, на который изначально была сделана ставка со стороны США и ЕС.

В ходе мероприятия спикеры осветили вопрос информационной составляющей, проблему наркотрафика. Интересным был тезис об азербайджанских инвестициях на Северный Кавказ.

Организаторы также подготовили экспертный  доклад: «Проблемы региона накануне IV Каспийского саммита», текст которого был представлен на двух языках: русском и английском. С докладом можно ознакомиться здесь. 

 

 


Loading...