20:07 31 Мая 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Проблемы региона накануне Астраханского саммита: экономическое сотрудничество

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
Саммит глав прикаспийских государств в Астрахани (32)
400

 

БАКУ, 24 сен – Новости-Азербайджан. Экспертный доклад, подготовленный Институтом Каспийского Сотрудничества к IV Каспийскому саммиту глав государств в Астрахани.

Сергей Михеев, директор Института Каспийского Сотрудничества

Энергетические проекты

Ключевым фактором, во многом определяющим состояние и развитие экономического потенциала Каспийского региона и оказывающим также влияние на геополитические процессы вокруг него, выступают углеводородные ресурсы.

По оценкам британской нефтегазовой компании «BP», доказанные запасы нефти в Каспийском регионе составляют около 30 млрд. тонн, или 19% мировых доказанных запасов нефти, а доказанные запасы природного газа - 145 трлн. кубометров, или 45% мировых доказанных запасов природного газа. Согласно же прогнозам председателя совета директоров российской компании «Лукойл» Валерия Грайфера, к 2021-2024 годам добыча нефти на Каспии может достигнуть 200 млн. тонн в год, а природного газа - 270 млрд. кубометров.

Разработка Каспия, реализуемая главным образом «Лукойлом», стала одним из стратегических приоритетов России. Начиная с 2000 года, в ходе разведочных работ в российском секторе Каспийского моря было открыто семь крупных месторождений. Всего, по оценкам правительства России, запасы нефти в российском секторе Каспия составляют 2,95 млрд. тонн, природного и нефтяного газа - 3,1 трлн. кубометров. Активному освоению российского сектора Каспия способствовали меры правительства РФ по снижению экспортной пошлины и предоставлению адресных налоговых льгот для соответствующих нефтяных месторождений.

Азербайджан в процессе освоения морских месторождений изначально сделал ставку на сотрудничество с крупными иностранными нефтегазовыми компаниями в рамках заключения соглашений о разделе продукции. Ключевыми здесь являются группа шельфовых нефтегазовых месторождений Азери-Чираг-Гюнешли (общие запасы оцениваются в 930 млн. тонн нефти и 0,6 трлн. кубометров природного газа) и газоконденсатное месторождение Шах-Дениз (общие запасы - 1,2 трлн. кубометров газа и более 240 млн. тонн конденсата). По официальным оценкам, доказанные запасы нефти в Азербайджане составляют 7-13 млрд. баррелей, газа – 2,6 трлн. кубометров. На нефтегазовый сектор приходится более 86% прямых инвестиций в экономику Азербайджана.

Общие прогнозные извлекаемые ресурсы углеводородного сырья в Казахстане, по оценкам правительства республики, составляют 17 млрд. тонн. Из них 8 млрд. тонн приходится на казахстанский сектор Каспийского моря в рамках 120 локальных структур. Извлекаемые запасы нефти составляют 4,8 млрд. тонн, а газа - более 3 трлн. кубометров. Основные запасы нефти (более 90%) сконцентрированы в 15 крупнейших месторождениях. 

В процессе развития нефтегазового сектора страны казахстанские власти особые ожидания возлагают на месторождение Кашаган, открытое в 2000 году. Разработкой месторождения занимается международный Северо-Каспийский консорциум в составе национальной компании «КазМунайГаз» и пяти иностранных компаний. Общие нефтяные запасы Кашагана оцениваются в 38 млрд. баррелей. Имеются также крупные запасы природного газа в объеме более 1 трлн. кубометров. Неоднократно откладывающаяся в силу разных причин добыча кашаганской нефти началась 11 сентября 2013 года. Объем добычи составил 40 тыс. баррелей в сутки. Однако вследствие произошедшей чуть позже аварийной ситуации, выявившей серьезные неисправности в трубопроводах, эксплуатация месторождения была приостановлена. Причем, по заявлению, теперь уже бывшего министра нефти и газа Узакбая Карабалина, возобновление добычи нефти здесь произойдет только в 2016 году. При этом ущерб для Казахстана от простаивания Кашагана оценен почти в 2 млрд. долларов США и его выплата возложена на ответственные за возникновение аварийной ситуации компании-подрядчики.

Туркменистан является ведущим производителем и экспортером газа, по объемам запасов которого он, согласно оценкам компании «BP», занимает четвертое место в мире. В ноябре 2011 года вице-премьер страны Баймурад Ходжамухамедов заявил о том, что общие геологические запасы Туркменистана оцениваются в 71,21 млрд. тонн, из которых 18,2 млрд. тонн приходятся на морской шельф. В том числе доказанные запасы газа составили 25,13 трлн. кубометров. Хотя, с другой стороны, та же «BP» позднее оценила их в 17,5 трлн. кубометров. По официальной информации, в Туркменистане ежегодно добывается около 70 млрд. кубометров газа и около 10 млн. тонн нефти. При этом к 2030 году страна рассчитывает довести объемы добычи газа до 250 млрд. кубометров в год. Основная ставка делается на расположенный на территории Марыйского велаята блок газовых месторождений Галкыныш с общими запасами в пределах 26,2 трлн. кубометров. Что касается нефти, то, по оценкам экспертов проекта «Центральная Евразия», у Туркменистана нет резервов для существенного наращивания объемов ее добычи.

Для Ирана приоритетной остается разработка месторождений нефти и газа на юге страны и в зоне Персидского залива. По некоторым оценкам, на начало 2014 года нефтяные резервы страны достигли порядка 157 млрд. баррелей, что составляет 10% мировых запасов нефти. При этом 70% нефтяных ресурсов Ирана находится в прибрежных зонах, а 30% – на суше. Запасы иранского газа составляют около 34 трлн. кубометров. Каспийский шельф, где запасы нефти Ирана оцениваются в 500 млн. баррелей, не является приоритетным для страны. Вместе с тем его освоение осуществляется, скорее, в политических, нежели чисто экономических целях, с расчетом закрепить за Ираном потенциально спорные месторождения.

Энергетический фактор изначально способствовал росту интереса к Каспийскому региону со стороны внешних игроков. 

Уже к концу 1990-х гг. в регионе действовали «Chevron», «ExxonMobil» (США), «BritishPetroleum», «BritishGas» (Великобритания), «Shell» (Великобритания/Нидерланды), «Total» (Франция), «Eni» (Италия), «CNPC» (Китай) и т.д. Главным образом западные компании участвуют в нефтегазовых проектах в Азербайджане, Казахстане. В меньшей степени они представлены в Туркменистане. При этом они располагают лоббистскими возможностями для продвижения своих интересов на самом высоком государственном уровне. Все это привело к явной политико-экономической конкуренции между Россией и Западом в лице США и ЕС, что нашло свое отражение на реализации нефтегазовых проектов в Каспийском регионе.

Кроме того, есть серьёзные основания полагать, что кроме прямой заинтересованности в углеводородных ресурсах региона, со стороны Запада существует и стремление влиять на политическую ситуацию в регионе, спекулируя нефтегазовой темой. Проще говоря, под прикрытием заинтересованности в развитии энергетической сферы, осуществляется и латентное вмешательство во внутренние дела стран региона, а также попытки влиять на политический курс местного руководства. Эта довольно тревожная тенденция, учитывая разрушительный опыт подобного вмешательства в дела других стран, который мировое сообщество могло наблюдать в последние годы на примере Украины, Ирака, Ливии, Сирии и других стран.

Достаточный интерес к региону проявляет также Китай.

Доля Китая в нефтегазовых проектах Казахстана, по официальным данным, составляет примерно 24% и имеет тенденцию к увеличению. В сентябре 2013 года Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) вошла в проект освоения Кашагана посредством приобретения 8,33% акций, которыми ранее владела вышедшая из него американская компания «ConocoPhilips». Расширяя свое присутствие в нефтегазовом секторе Казахстана, Китай стремится тем самым увеличить объемы поставок казахстанской нефти. Он также давно проявляет интерес к импорту туркменского газа. Начиная с этого года, Туркменистан обязуется поставлять Китаю 25 млрд. кубометров газа в год. С учетом всего этого серьезные усилия КНР в Центральной Азии направлены на организацию железнодорожного и трубопроводного сообщения.

В этих условиях Россия также демонстрирует заинтересованность в участии в нефтегазовых проектах на территории других прикаспийских государств. 

Компания «Лукойл» через дочерние структуры с 1995 года работает в Казахстане, участвуя в разработке семи крупных месторождений (Тенгиз, Карачаганак, Кумколь и т.д.). С данного времени инвестиции компании в экономику Казахстана составили более 4,7 млрд. долларов США. Доля добываемого компанией углеводородного сырья составляет 10% от общего объема добычи в Казахстане. В Азербайджане «Лукойл» участвует в освоении блока Азери-Чираг-Гюнешли, месторождений Шах-Дениз и D-222 (Ялама). 

В нефтегазовом секторе Туркменистана работает компания «Итера». В 2009 году она заключила с Государственным агентством по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Договор о разделе продукции по морскому блоку 21 туркменского сектора Каспийского моря для поиска, разведки и освоения перспективных к разработке месторождений нефти и газа в пределах договорной территории. Предварительно компания оценивает ресурсы блока 21 в 700 млрд. кубометров газа.

Активно ведущееся в Каспийском регионе освоение месторождений нефти и газа изначально актуализировало вопрос относительно обеспечения транспортировки углеводородов с целью их экспорта на зарубежные рынки. Особый акцент при этом делается как на расширение пропускной мощности действующих в настоящее время трубопроводов, так и на реализацию проектов по строительству новых. 

Ключевыми нефтепроводами в регионе являются:

1. Нефтепровод Тенгиз – Новороссийск,больше известный как нефтепровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Общая протяженность КТК составляет 1510 км. 

2. Нефтепровод Узень – Атырау – Самара. Общая протяженность составляет более 1380 км, из которых 1232 км проходят на территории Казахстана. 

3. Нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД), строительство которого в свое время активно лоббировали США. Общая протяженность - 1769 км. 

4. Нефтепровод Баку – Супса, по которому азербайджанская нефть с месторождения Чираг поступает в терминалы порта Супса на Черноморском побережье Грузии. Протяженность нефтепровода - 830 км. 

5. Нефтепровод Баку – Новороссийск. Общая протяженность - 1330 км, из которых 231 км приходится на Азербайджан. 

6. Транснациональный нефтепровод Казахстан – Китай, фактически представляющий собой сеть трубопроводов, включая Атасу-Алашанькоу, Кенкияк-Кумколь, Кенкияк-Атырау и Кумколь-Атасу. 

Что касается экспорта газа из Каспийского региона, то его основные направления в настоящее время таковы: 

1. Магистральный газопровод Средняя Азия – Центр, через который осуществляются поставки туркменского газа в Россию транзитом через Узбекистан и Казахстан. 

2. Газопроводы Корпедже – Курт-Куи и Довлетабад – Серахс – Хангеран, предназначенные для экспорта газа из Туркменистана в Иран. 

3. Транснациональный газопровод Туркменистан – Китай, в котором также участвуют Узбекистан и Казахстан. 

4. Газопровод Баку – Тбилиси – Эрзурум, известный также как Южно-Кавказский газопровод. Предназначен для доставки азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз на рынки Европы через Турцию. 

5. Газопроводы Баку – Ново-Филя (протяженность 200 км) и Гаджигабул – Моздок (протяженность 240 км), предназначенные для поставок азербайджанского газа в Россию. 

Имеются также перспективные проекты строительства Прикаспийского газопровода (с участием России, Казахстана и Туркменистана), газопровода ТАПИ (Туркменистан - Афганистан - Пакистан – Индия), Транскаспийского (с участием Азербайджана и Туркменистана), Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов. Реализация последних трех проектов, призванных обеспечить поставки главным образом азербайджанского газа в Европу в обход России, лоббируются Европейским союзом в целях создания так называемого «Южного газового коридора». 

Как известно, Россия по вопросам строительства транскаспийских трубопроводов занимает чёткую, неизменную позицию – такие проекты должны согласовываться на пятистороннем уровне и не ущемлять интересы какой-либо из стран «каспийской пятёрки». Позицию России в значительной степени поддерживает и Иран.

Очевидно, что фактор добычи и экспорта углеводородов пока обладает преимущественно дезинтеграционным потенциалом в Каспийском регионе. Во-первых, освоение спорных месторождений, а также конкуренция действующих и проектируемых нефтепроводов и газопроводов, причем с участием внерегиональных игроков, создают атмосферу недоверия и напряженности в отношениях прикаспийских стран. 

Во-вторых, совместные проекты в данной сфере сведены к минимуму и осуществляются главным образом на двусторонней основе. 

В-третьих, часто возникающие в рамках этих проектов споры и разногласия их участников по вопросам организационно-технического и финансового (особенно по ценам на энергоресурсы или за транзит таковых) характера имеют тенденцию к определенной политизации и тоже негативно отражаются на взаимоотношениях данных стран региона. 

В связи с этим прикаспийским странам целесообразно обсудить вопросы возможной реализации совместных проектов в сфере добычи, переработки и экспорта каспийских нефти и газа в многостороннем формате. 

Хорошие примеры в этом отношении демонстрируют совместные проекты России и Казахстана, в частности, по развитию инфраструктуры нефтегазового сектора экономики каждой из них, а также практика ожидаемого взаимообмена промышленными товарами и нефтью между Россией и Ираном. 

Следует также выработать и, по возможности, отразить на официальном уровне отношение прикаспийских государств к углеводородам как к важному, но не единственному фактору развития экономического потенциала Каспийского региона. В свою очередь, это предполагает расширение направлений торгово-экономического сотрудничества, в том числе по вопросам неэнергетического характера.

Развитие добычи нефти и газа без диверсификации остальной экономики может привести в недалёком будущем к истощению резервов региона и превращению его в «кладбище» отходов нефтегазовой промышленности. Насущной задачей для всех стран «прикаспийской пятёрки» является недопущение такого сценария. Это возможно на базе пятистороннего сотрудничества в деле построения новой, перспективной экономики региона, используя доходы от нефтегазового сектора на пользу всех государств Каспия. 

Эта задача, к примеру, является одним из перспективных приоритетов Таможенного и формирующегося Евразийского экономического союза, членами которого являются две из пяти прикаспийский стран – Россия и Казахстан. Как известно, определённый интерес к этому интеграционному объединению проявляет и Иран, а также ряд стран региона Центральной Азии.

Россия и Иран на определённом этапе предлагали свои проекты создания пятисторонних интеграционных экономических структур на Каспии. Но, к сожалению, у других стран региона эти предложения пока не нашли соответствующего отклика.  

Развитие транспортной инфраструктуры

В силу своего уникального географического положения Каспийский регион является генеральной коммуникационной развязкой центральной части Евразии, где сходятся границы Среднего Востока, Южного Кавказа, Центральной Азии и Юга России, соединяющего по линии Волго-Донских гидроузлов бассейны Каспийского и Азовского морей. Это создает исторические предпосылки для формирования современного международного транспортного перекрестка, включающего сушу, акваторию, воздушное пространство, береговую линию и русла рек.

Формирование единого транспортного пространства на основе сбалансированного развития эффективной транспортной инфраструктуры представляется одним из наиболее серьезных вопросов, в положительном решении которого заинтересованы все без исключения прикаспийские страны.

Это должно стать важным фактором взаимовыгодного сотрудничества данных государств в многостороннем формате. Безусловно, что расширение и укрепление транспортных артерий и, как следствие, увеличение пассажирских и грузовых перевозок, а также развитие качественных транспортных услуг, конкурентоспособных по отношению к лучшим мировым аналогам, окажет существенное влияние на рост экономического потенциала Каспийского региона.

Ключевую роль в рассматриваемом процессе призван играть международный транспортный коридор «Север – Юг», начало развитию которого положило подписанное 12 сентября 2000 года в Санкт-Петербурге в ходе II Евроазиатской конференции по транспорту межправительственное соглашениемежду Россией, Ираном и Индией. Затем в мае 2002 года министры транспорта этих стран подписали протокол о его официальном открытии. Впоследствии к указанному соглашению присоединились Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Оман и Сирия.

Стратегическая значимость коридора заключается в выстраивании устойчивой и эффективно действующей транспортно-коммуникационной системы маршрутных линий, соединяющих зону Персидского залива с побережьем Балтийского моря. Каспийский же регион в его рамках выступает как центральное связующее звено.

Все пять прикаспийских стран вовлечены в процесс развития МТК «Север – Юг». Россия, Иран, Азербайджан и Казахстан являются участниками соответствующего соглашения и действующего в его рамках координационного совета, председательство в котором осуществляется странами-участницами в порядке ротации сроком на один год. Что касается Туркменистана, то он главным образом принимает участие в развитии путей железнодорожного сообщения. 

24-25 июня 2013 года в Баку состоялось пятое заседание координационного совета по проекту Международного транспортного коридора «Север – Юг». Его участники обсудили вопросы развития региональных грузоперевозок посредством железнодорожного, автомобильного и морского транспорта. Они также ознакомились с перспективными планами по развитию коридора. 

Это мероприятие свидетельствует о том, что работа по развитию МТК «Север – Юг» продолжается и сохраняет системный характер. Для ее усиления представляется целесообразным создание единого органа управления логистикой МТК «Север – Юг». Это предложение обусловлено тем, что качество транспортных услуг и логистики будут рождены конкуренцией различных компаний. При этом приход внешних инвесторов в рассматриваемую отрасль весьма вероятен. Однако этими процессами необходимо управлять и направлять их в выгодное всем прикаспийским государствам русло.

Прикаспийские страны в индивидуальном порядке и в рамках двустороннего взаимодействия также достаточно активно предпринимают усилия по развитию портови инфраструктуры судоходства на Каспийском море.  

Таким образом, развитие судостроения, транспортного машиностроения, портов и их инфраструктуры представляется одним из важных направлений, способных вывести процесс межгосударственного взаимодействия на уровень региональной интеграции в Каспийском бассейне. Соответствующие направления сотрудничества следует также дополнить созданием странами «каспийской пятерки» системы координации деятельности по оказанию взаимопомощи объектам морского транспорта и их экипажам в чрезвычайных обстоятельствах.

Положительную динамику в этом отношении способна задать практика встреч представителей транспортных ведомств прикаспийских стран. Вторая такая встреча состоялась 8 августа 2014 г. в Астрахани. Одной из ключевых тем обсуждения стал запуск новых логистических проектов в Каспийском регионе, способных значительно увеличить грузовой и пассажирский потоки. Довольно важным стало предложение представителей Ирана относительно формирования организационно-правовой базы развития МТК «Север – Юг». В частности, это касается выработки и принятия прикаспийскими странами соглашений, призванных упростить транзит грузов через территорию данных государств, сделать процесс получения виз более быстрым и предоставить определенные льготы для перевозчиков, в том числе и морских. Иран также предложил создать межгосударственный экспертный комитет, который и будет рассматривать все транспортные вопросы в регионе. 

Исходя из всего этого, представляется, что страны каспийской пятерки должны быть связаны единым кольцом морского, железнодорожного, автодорожного и авиасообщения. Это обстоятельство будет только положительно влиять на их собственное поступательное развитие и на общую атмосферу межгосударственного взаимодействия в Каспийском регионе.

Межрегиональное сотрудничество

Межрегиональное сотрудничество прикаспийских государств развивается в следующих двух основных формах:

1) реализация странами и их хозяйствующими субъектами преимущественно на двусторонней основе различных экономических проектов, прежде всего, на территориях, прилегающих к Каспийскому морю; 

2) установление и налаживание официальных контактов на уровне отдельных административно-территориальных единиц соответствующих стран. 

В первом случае достаточно интенсивно идет процесс привлечения ряда государств к развитию важных экономических и инфраструктурных объектов на территории страны-партнера. 

В частности, можно отметить сотрудничество между ОАО «Лукойл» и казахстанской национальной компанией «КазМунайГаз» в рамках созданного ими в 2000 году для освоения нефтегазоконденсатного месторождения Хвалынское совместного предприятия – ООО «Каспийская нефтегазовая компания». В июле текущего года объявлено о начале реализации данной компанией на территории Калмыкии проекта, предусматривающего транспортировку и переработку газа в объеме 8,2 млрд. кубометров в год. В рамках проекта запланировано строительство объектов собственной инфраструктуры по приемке газа, а также газоперерабатывающего завода с линией по производству гранулированной серы.

«Лукойл» также проявляет интерес к строительству на территории Казахстана к 2016 году высокотехнологичного завода по выпуску индустриальных и моторных масел. Данное предприятие предполагает выпускать свыше 100 тыс. тонн продукции в год, включая преимущественно базовые масла 3-й группы. Строительство потребует затрат на сумму 100 млн. долларов США. Компания также имеет опыт участия в строительстве на территории Казахстана объектов не только производственного, но социального назначения. Так, в 2007 году «Лукойл» принял участие в финансировании строительства детского сада на 120 мест в поселке КурыкМангистауской области республики. 

В рамках сотрудничества между Россией и Ираном одним из важных событий стала передача 23 сентября 2013 года российской компанией «Атомстройэкспорт» уполномоченным структурам ИРИ первого энергоблока атомной электростанции «Бушер» мощностью 1000 МВт. Строительство данного объекта осуществлялось с 1998 года. При этом в течение предстоящих с момента запуска данного энергоблока двух лет АЭС будет работать в испытательном режиме, в рамках которого станция будет находиться под наблюдением российских специалистов. Россия в лице «Росатома» также ведет с Ираном переговоры о строительстве еще восьми энергоблоков АЭС «Бушер». При этом ожидается, что в ближайшее время стороны подпишут соглашение по двум из них.  

В июле 2014 года Иран подписал с Россией меморандум о взаимопонимании в целях инвестирования 700 млн. долларов США в проект по завершению строительства на юге Ирана газопровода Ираншахр-Чабахар протяженностью 300 км. На завершение данного проекта, часть которого иранская сторона уже выполнила, потребуется еще два года. Кроме того, администрация Северной железной дороги ИРИ привлекла российских специалистов к участию в процессе электрификации дороги. Опыт сотрудничества в данной сфере между двумя странами уже имеется. В частности, представители ОАО «Российские железные дороги» участвовали в проекте электрификации железнодорожной линии Тебриз-Азаршахр, который был завершен в октябре 2012 года. 

Из неэнергетических сфер, в рамках которых развивается сотрудничество между отдельными прикаспийскими странами, в частности, можно отметить зерновой бизнес. Поставки пшеницы и иной зерновой продукции Азербайджану и Ирану осуществляет Казахстан. Сотрудничество с Азербайджаном в этом направлении осуществляется в рамках деятельности ОАО «Бакинский зерновой терминал», учредителями которого выступают азербайджанская компания «PLANET-L» и казахстанская «Ак Бидай Терминал». Сам терминал, расположенный в поселке Говсаны (АР), введен в эксплуатацию в апреле 2007 года. Его мощность составляет 500-800 тыс. тонн зерна в год. Зерно поставляется из Казахстана по морскому маршруту из порта Актау, а также из России и Ирана железнодорожным путем. Доля казахстанского зерна составляет 65%. Из Азербайджана зерно затем экспортируется в Грузию, Турцию и страны Северной Африки. По заявлению посла Казахстана в Азербайджане Амангельды Жумабаева, его страна готова ежегодно поставлять в Азербайджан от 1 до 1,5 млн. тонн зерна в зависимости от потребности азербайджанской стороны.

По аналогичной схеме АО «Ак Бидай Терминал» работает и с Ираном, где на территории порта Амирабад с 2009 года действует совместное предприятие «АмирабадГрейн Терминал Киш». С иранской стороны его учредителем является ООО «БехдизТеджератАльборз». Производственная мощность данного зернового терминала доходит до 500 тонн зерна в час. Он оснащен 14 силосами для временного хранения зерна общим объемом 53 тыс. тонн. В сутки терминал принимает из морских судов и отгружает в железнодорожные вагоны и автомобильный транспорт до 4 тыс. тонн зерна. Казахстан ставит перед собой задачу отправлять в Иран через данный терминал до 700 тыс. тонн зерновых ежегодно.

В январе-июне 2014 года Казахстан увеличил экспорт пшеницы и смеси пшеницы и ржи в Иран до 553,8 тыс. тонн на сумму 145,4 млн. долларов США, что на 257,8% больше по количеству, чем за аналогичный период 2013 года. Данное направление казахстанского экспорта в Иран с учетом спроса этой страны имеет тенденцию к своему расширению. По некоторым оценкам, в структуре экспорта казахстанского зерна Иран вышел на третье место по объему импорта зерновых, в том числе на четвертое место по импорту казахстанской пшеницы и первое место - по импорту ячменя. В связи с этим представляется, что завершение строительства железной дороги Казахстан-Туркменистан-Иран даст Казахстану возможность получения интересующего его доступа к порту Бендер-Аббас на берегу Персидского залива и, как следствие, расширить маршруты экспорта своего зерна. 

Что касается второго из отмеченных выше направлений межрегионального сотрудничества, то максимальную активность здесь демонстрирует Астраханская область Российской Федерации, наладившая тесные экономические и культурные связи со всеми остальными прикаспийскими странами. 

Согласно информации министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области, в 2013 году  внешнеторговый оборот региона с прикаспийскими странами увеличился почти на 90% и составил 755 млн. долларов США. При этом совокупная доля этих стран в структуре внешней торговли Астраханской области увеличилась по сравнению с 2012 годом с 43% до 60%. Причем в данном случае лидирует Туркменистан, товарооборот с которым увеличился по сравнению с 2012 годом в пять раз. 

Только в текущем году Астраханская область продемонстрировала заметную активность в межрегиональном сотрудничестве. Так, 27-30 апреля  состоялся официальный визит делегации области во главе с губернатором Александром Жилкиным в северные провинции Ирана –Гилян и Мазандаран. В состав делегации численностью более 50 человек вошли члены астраханского правительства, представители территориальных органов федеральных структур, руководители крупных компаний и бизнес-сообществ региона. По итогам данного визита правительство Астраханской области заключило соглашение о сотрудничестве с администрациями иранских провинций. Подписаны также соглашения: а) между торгово-промышленными палатами Астраханской области и провинции Мазандаран, б) региональной телевизионной компанией «Астрахань-24» и телевизионной компанией Гиляна, а также Мазандаранским управлением по телерадиовещанию, в) Астраханью с городами Решт (Гилян) и Сари (Мазандаран) о побратимских отношениях. Астраханцы также выразили интерес к импорту из Ирана плодоовощной продукции, кондитерских и молочных изделий и некоторых строительных товаров. 

Отдельное место занимают связи региона с Азербайджаном. В мае этого года Астрахань посетила азербайджанская делегация во главе с заведующим Отделом по общественно-политическим вопросам Администрации Президента АР Али Гасановым. Данный визит был связан с участием в мероприятиях, посвященных 91-й годовщине со дня рождения национального лидера Азербайджана Гейдара Алиева и 10-летию Фонда Гейдара Алиева. В рамках визита состоялась встреча делегации с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным, в ходе которой обсуждались различные вопросы российско-азербайджанских отношений. 

Затем в июне в Астрахани побывала делегация Атырауской области Казахстана во главе с первым заместителем акима области ГумаромДюсембаевым. В ходе беседы с Александром Жилкинымобсуждались такие важные вопросы двустороннего взаимодействия: реконструкция автомобильной дороги Атырау – Астрахань, поставка овощной продукции из Астрахани в Атырау, организация курсов повышения квалификации казахстанских специалистов в различных отраслях экономики и социальной сферы, развитие сотрудничества в сфере медицины и культуры. В свою очередь делегация Астраханской области во главе с руководителем администрации главы региона Канатом Шантимировым посетила Атырау в целях проведения встреч и переговоров с казахстанскими партнерами по всем направлениям приграничного сотрудничества.

На текущий момент имеется наработанная практика межрегионального сотрудничества в Каспийском регионе между региональными единицами и хозяйствующими субъектами прикаспийских стран по самым разным направлениям экономического и социально-гуманитарного взаимодействия. Прикаспийским странам необходимо использовать любые возможные экономические, социальные, политические и информационные инструменты для того, чтобы экономический потенциал и вместе с ним весь облик Каспийского региона определяла не углеводородная составляющая, а именно многообразие различных направлений и сфер межрегионального сотрудничества. 

Моделью для этого мог бы стать ежегодный Российско-азербайджанский межрегиональный форум. В его рамках уже не первый год не только обсуждаются насущные проблемы двустороннего взаимодействия, но и заключаются соглашения между компаниями, местными администрациями, хозяйствующими субъектами. Организация подобного форума, но уже на пятисторонней (или хотя бы многосторонней) основе была бы мощным рывком в деле интенсификации связей внутри «каспийской пятёрки» на благо всего региона.

РЕЗЮМЕ

Таким образом, достижение устойчивого роста экономического потенциала Каспийского региона следует осуществлять не только за счет минеральных и иных природных ресурсов, а посредством активизации и расширения экономического сотрудничества между прикаспийскими государствами на двусторонней и многосторонней основе в несырьевых сферах. В связи с этим представляется целесообразным:

• ежегодно проводить пятисторонний Каспийский форум межрегионального сотрудничества с участием представителей уполномоченных государственных органов и деловых кругов национального и регионального уровней всех прикаспийских стран в целях повышения качества и масштаба торгово-экономической кооперации;

• осуществлять реализацию совместных проектов по линии обрабатывающей, легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства, электроэнергетики, коммуникаций, морского, железнодорожного и автомобильного транспорта, судостроения, строительства объектов инфраструктуры и т.д.;

• обеспечить совместную разработку спорных месторождений углеводородов заинтересованными странами на основе соответствующих межгосударственных соглашений;

• создать единый орган, занимающийся вопросами управления логистикой международного транспортного коридора «Север-Юг»;

• создать межгосударственную систему координации деятельности по оказанию взаимопомощи объектам морского транспорта и их экипажам в чрезвычайных обстоятельствах.


Тема:
Саммит глав прикаспийских государств в Астрахани (32)