00:59 27 Сентября 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Соглашение об ассоциации с ЕС превратилось в филькину грамоту - эксперт

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
100

в связи с закрытием проекта «Восточное партнерство» молдавское и грузинское «соглашения об ассоциации» значат если и не так же мало, как украинское, то все же не больше, чем договор об образовании СССР значил для инициаторов роспуска СССР в декабре 1991 года в Беловежье, считает Ищенко

БАКУ, 30 июн - Новости-Азербайджан.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования – МИА «Россия сегодня»

Итак, 27 июня Украина подписала экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Одновременно соглашения об ассоциации подписали Молдавия и Грузия.

По инерции СМИ и эксперты Украины и России начали обсуждать проблемы, которые могут возникнуть у украинской экономики после подписания или наоборот, как она (экономика) почти моментально расцветет в результате прихода инвестиций и внедрения европейских ценностей. Логично, что Грузия и Молдавия интересовали наблюдателей меньше.

Во-первых, значительно меньше сам объем их экономик. Во-вторых, на экспорт идет почти исключительно продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности. В-третьих, в результате неоднократных торговых войн с Россией и Кишинев и Тбилиси потеряли изрядные доли российского рынка (кстати, после воссоединения Крыма местные вина, фрукты, овощи, виноград составят достаточно жесткую конкуренцию грузинским и молдавским аналогам, которые изначально были в два-три раза дороже при сопоставимом или даже более низком качестве). Наконец, в-четвертых, и в Грузии и в Молдавии «европейские ценности» внедряются уже достаточно давно (в Грузии одиннадцать лет, начиная с организованного Саакашвили переворота, названного «революцией роз»). Так что как-то некорректно было бы радоваться их повторному внедрению. Еще к средине первого президентского срока того же Саакашвили американцы так расхвалили «реформированную» под их чутким руководством грузинскую экономику (а европейцы с этим согласились), что новых выдающихся достижений ожидать просто не приходится. Не может же ЕС реформировать и улучшать то, что уже реформировали и довели до совершенства США. 

Думаю, однако, что проблемы и свершения Украины можно было бы тоже оставить без обсуждения.

Во-первых, потому, что ее экономика агонизировала уже к ноябрю 2013 года. Напомню, что Янукович отложил подписание соглашения об ассоциации только потому, что ЕС отказался дать 15 миллиардов долларов, которые тогда были необходимы Украине, чтобы заткнуть до президентских выборов 2015 года финансовую дыру размером в треть бюджета. Но «евромайдан» экономику добил, и уже в конце февраля 2014 года Турчинов требовал от Запада 40 миллиардов долларов, чтобы дожить до конца 2014 года. 40 миллиардов долларов – практически весь годовой бюджет Киева, то есть собрать с агонизирующей экономики какие-то налоги путчисты не рассчитывали.

Если экономика Украины  находилась в агонии в ноябре 2013 года и в состоянии клинической смерти в феврале 2014-го, то после трех месяцев гражданской войны можно с уверенностью констатировать, что к нынешнему дню украинскую экономику не просто похоронили, а уже и 40 дней отметили, и памятник соорудили, и оградку на могиле поставили. Поскольку же убить труп (к тому же захороненный) второй раз нельзя (если, конечно, вы не снимаете фильм о зомби), то все те проблемы, которые грозили Украине в случае подписания соглашения об ассоциации в 2013 году, сегодня – не проблемы.

Конечно, Таможенный союз (уже преобразованный в ЕАЭС) будет защищать свои рынки (не от украинских товаров, а от транзита через Украину товаров из стран ЕС). Конечно, для Украины практически прекратит действовать режим зоны свободной торговли в СНГ.

Ну и что?

Сейчас ситуация, по сравнению с 2013 годом, изменилась кардинально. Металлургические предприятия и шахты Донбасса практически остановились, поскольку там идет гражданская война. Предприятия ВПК остановились потому, что Киев запретил поставки продукции военного и двойного назначения в Россию, а долго работать на склад у них нет возможности. Предприятия химии и нефтехимии (за исключением принадлежащих Коломойскому) остановились потому, что потеряли сырье в тот момент, когда Украина отказалась оплачивать уже полученные по контракту объемы российского газа, практически вышла из переговоров и поставки газа для Киева были «Газпромом» остановлены. Проблемы с нефтью начались гораздо раньше, еще когда в 2009 году тот же Коломойский осуществил рейдерский захват у «Татнефти» Кременчугского НПЗ.

В сельском хозяйстве посевная провалена в связи с гражданской войной, а поскольку война продолжается, и сельских жителей, которым увильнуть труднее, чем горожанам, активно мобилизуют в карательную армию Киева, ожидать хороший урожай было бы непростительной наивностью. В связи с той же гражданской войной и общей нестабильностью даже на подконтрольных Киеву территориях, резко падает покупательная способность населения, сокращается сфера обслуживания, туристический бизнес, на ладан дышит банковская система страны.

Практически способны более-менее ритмично работать лишь Харьковский танковый завод, ремонтирующий бронетехнику для карательной армии, Харьковский же завод «Турбоатом», который обслуживает все турбины для атомных и гидроэлектростанций, выпущенные в СССР, в том числе и поставленные в десятки зарубежных стран. Работают также расположенные в Днепропетровской области горно-обогатительные предприятия (ГОКи) Коломойского, чья продукция идет на экспорт через Одесский порт и тому же Коломойскому принадлежащий Кременчугский НПЗ, получающий сырье за счет контроля Коломойского над государственной компанией «Укрнафта».

В общем, когда экспортировать в Россию нечего, а от поставок газа Украина отказалась, то и разрыв экономических связей не будет восприниматься так болезненно. Под крики о том, что Украина ведет в Донбассе войну с напавшей на нее Россией, Киев и так разорвал все, что только было можно, и соглашение об ассоциации вряд ли что-то существенное к этому добавит.

Но и дать Украине оно тоже ничего не может. Какие инвестиции могут прийти в страну, экономика которой уничтожена, а государственность находится в состоянии распада? В государство, находящееся в состоянии гражданской войны и управляющееся режимом, которому ни один адекватный эксперт не дает более года существования? Какое ослабление визового режима может быть предложено стране, по городам и весям которой бродят десятки тысяч вооруженных людей, сбившихся в банды, провозгласивших себя некими революционными батальонами и сами себе выдавшие мандат на наведение того, что они считают порядком? Кому надо, чтобы толпы боевиков, убивающих людей в Донбассе или грабящих офисы (в том числе и западных компаний) в Киеве, хлынули в Париж, Берлин или даже в Варшаву или Бухарест?

Если в 2013 году Николай Азаров говорил, что Украина соглашение об ассоциации подпишет, но выполнять не будет, поскольку оно ей невыгодно, то теперь, похоже, его не собирается выполнять и Брюссель. Соглашение об ассоциации окончательно превратилось в филькину грамоту, в документ, фиксирующий признание ничего не контролирующей якобы властью Киева своего вассалитета в отношении Брюсселя.

Но именно потому, что все прекрасно понимают, что эта власть временная, гибнущая и ничего не контролирующая, подписание филькиной грамоты под названием «соглашение об ассоциации» превратилось в утешительный приз для уходящих киевских и брюссельских политиков, связавших свою карьеру с «Восточным партнерством» и с упомянутым соглашением. Кроме того, это – оправдательный документ. Ведь «евромайдан» якобы стоял за ассоциацию, за евроинтеграцию, и якобы поэтому его поддерживала Европа. Не подписать бумагу после этого было нельзя.

Но взгляните, кто подписал. О Порошенко говорить не будем. Этот несчастный человек, у которого сбылась мечта стать президентом  хоть чего-нибудь, может и дальше искренне верить, что у него впереди десять лет правления, хоть у него нет и десяти месяцев. Со стороны ЕС подписали Баррозу – председатель Еврокомиссии, которого на следующий день после подписания сменил на посту Жан Клод Юнкер. А также Ван Ромпей – председатель Европейского Совета, чьи полномочия заканчиваются в декабре 2014 года.

То есть подписи поставили политики уходящие, кроме того, политики, непосредственно замешанные в организацию государственного переворота на Украине, и, наконец, политики, чьи карьеры были оборваны историей с провалом «Восточного партнерства»,  подписанием/не подписанием Януковичем соглашения об ассоциации и полным поражением политики ЕС на Украине.

Если бы ЕС придавал этой бумаге серьезное значение, то подождать пару дней (или даже пару месяцев), пока Баррозу окончательно уступит место Юнкеру (или даже пока будет заменен Ван Ромпей), было бы не проблемой. Наоборот, ЕС и Киев смогли бы логично объяснить, почему они тянут с подписанием (кстати, уже никто особенно и не спрашивал) необходимостью дождаться официальной смены европейских кадров.

Тем не менее, подписали сейчас. Подписали потому, что сменщики Ван Ромпея, Баррозу и Эштон не стали бы вешать на себя этот груз. С другой стороны, уходящая команда может сказать, что все же своего она добилась. Ну, а преемники разведут руками, дипломатично скажут, что за эту глупость они ответственности не несут, а на переговорах о дальнейшей судьбе Украины постараются за эту ничего не значащую бумажку выторговать у России хоть какую-то уступку.

В итоге же можем констатировать, что в связи с закрытием проекта «Восточное партнерство» молдавское и грузинское «соглашения об ассоциации» значат если и не так же мало, как украинское, то все же не больше, чем договор об образовании СССР значил для инициаторов роспуска Советского Союза в декабре 1991 года в Беловежье.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора.

 


Loading...