23:15 26 Сентября 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Надеин-Раевский: Кавказ для Запада - очередной театр военных действий

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
500

Для России отстаивание своих интересов и противодействие планам на продвижение новых «революций», в первую очередь на постсоветском пространстве, остается одной из приоритетных задач, сказал российский эксперт

БАКУ, 27 июн – Новости-Азербайджан, Ниджат Гаджиев.

 Интервью АМИ «Новости-Азербайджан» с кандидатом философских наук, старшим научным сотрудником ИМЭМО РАН Виктором Надеиным-Раевским:

- Украинские события сформировали  новые геополитические реалии в регионе. Как эти  события будут влиять на все пространство СНГ,  в том числе, на регион Южного Кавказа?

- Я бы не стал ограничивать изменение региональной ситуации исключительно событиями, связанными с кризисом на Украине. Понятно, что для жителей Закавказья, или как сейчас модно говорить, Южного Кавказа, как говорится, «своя рубашка ближе к телу», и, соответственно, родной регион представляется исключительно важным центром более широкого географического пространства.

В известном смысле это действительно так: многие обозреватели рассматривают Южный Кавказ, как своего рода «ключ» к макрорегиону «Большого Ближнего Востока», как называют американцы огромное пространство от Северной Африки до Гималаев. По крайней мере, для России это действительно путь к этому макрорегиону. Впрочем, все это лежит скорее в плоскости теории, нежели практики.

Касательно упомянутых новых геополитических реалий, то они появились задолго до попытки ЕС «приватизировать Украину», завершая тем самым отсечение от России любых «поясов безопасности», не говоря об огромном экономическом ущербе в результате такой «приватизации». Новые «геополитические реалии» были опробованы в ходе многочисленных «цветных» революций в постсоветских государствах, а затем успешно реализованы в ходе так называемой «арабской весны» на широком пространстве Арабского Востока.

О целях теоретиков «управляемого хаоса», да и «неуправляемого», написано много и подробно, и не только критиками американской политики, но и самими американскими политологами. Есть в этих рассуждениях и определенные натяжки, и модные конспирологические изыскания.

Впрочем, хватает и настораживающих моментов. Так, считается, что «арабские революции» начались не с трагического самоубийства в Тунисе, а с вполне демократической процедуры референдума в Судане.

Нефтедобывающий Юг отделился от путей доставки – Севера. Далее подозрительные всплески «интернет революций»: Тунис, Египет (транспортная артерия, включая энергоресурсы), Йемен – тоже транспортный маршрут, Ливия – нефть, Сирия - хоть и мало своих энергоресурсов, но есть большой интерес к гипотетическому «исламскому трубопроводу», включая и заинтересованность Катара в проекте (естественно режим Асада не устраивал).

Не все проходило по плану. Асад оказался крепким орешком, да еще Россия и Китай мешали делу. Не по плану проходили и сами «революции». Десятки центров готовили будущих интернет лидеров, учили овладевать умами и сердцами, организовывать массовые протесты. Но практика есть практика: традиционные «площадные ораторы» оказались сильнее и убедительнее, а окрепшие в подполье разномастные «братья», с огромным опытом работы «в массах», в условиях отсутствия системной оппозиции оказались единственной организованной силой. Это и определило приход исламистов к власти в результате всех этих «революций». Впрочем, агитация и выборы – одно, но когда надо накормить народ, лозунгов не хватает.

Вот так и разворачивались события последних лет, пока очередь не дошла до Украины. Время было выбрано удачно: Россия и ее лидеры заняты зимней олимпиадой, все внимание к Кавказу, от безопасности до «черкесского вопроса», от финансов, до волонтеров. Опыт показывает, что время олимпиад вполне удобно для организации масштабных атак…

Не думаю, что дело ограничится одной лишь Украиной. Американцы не скрывают, во сколько обошлось мероприятие. Конечно, потребовалось время для смены базовых ценностей, воспитания нового поколения с новыми «героями», против которых сражались отцы и деды. Не зря пособники гитлеровцев долгие годы «выкармливались» и в Европе и за океаном, не зря и неправительственные организации и фонды работают по всему СНГ. Украина – только часть программы.

Основной интерес сосредоточится и на Кавказе, и в Центральной Азии. Тем более, что уже многие годы шла работа по выращиванию новой элиты с новыми, отличными, правда, от украинских вариантов, ценностями. Учат «своему» исламу, прививают свои ценности: универсальные, демократические и т.д., и т.п.

Конечно, особый интерес к энергоресурсам. Новая большая игра предполагает и новую конкурентную борьбу, в том числе  за энергоресурсы. Причем не обязательно за обладание ими. Достаточно подорвать потенциал глобального конкурента. Ведь Китай, например, становится серьезным конкурентом. Ему нужны энергоресурсы,  и китайские компании преуспели в укреплении своих позиций в том же Судане, Ливии и т.д. Естественно, что на данный момент ситуация изменилась.

- Как вы на данном этапе оцениваете положение России в мире, с учетом санкций против России?

- Для России отстаивание своих интересов и противодействие планам на продвижение новых «революций», в первую очередь на постсоветском пространстве, остается одной из приоритетных задач. Россия заинтересована в укреплении государств Южного Кавказа, Центральной Азии. Разбалансирование ситуации, тем более с вмешательством западных «благодетелей», представляется серьезной угрозой. Для них Кавказ – это всего лишь очередной ТВД (театр военных действий). Наши западные друзья не задумаются, если надо будет пожертвовать еще одним или несколькими народами, тем более об их существовании их избиратель, как правило, и не знает. Напомню, во что они превратили Ирак, где подготовленная американцами армия показала свою полную недееспособность.

Теперь нацелились на СНГ. Для нас же это не просто братские народы. Русские до сих пор воспринимают народы бывшего СССР не как чуждых иностранцев, а как своих родственников. Отсюда и стремление предотвратить подрывные действия против стран СНГ, стремление к сотрудничеству, причем, равноправному, без диктата и доминирования, помощь тем, кому трудно, и, конечно, взаимовыгодное сотрудничество.

Что же касается санкций, то они, конечно, способны нанести нам вред. Все эти годы я наблюдал за последствиями американских санкций против Ирана. Конечно, ущерб этой непокорной стране был нанесен, и немалый. Но Иран выстоял, сохранил достоинство, продолжал развивать экономику. Появились новые производства, которых до санкций просто не было. Например, переработка нефти, свои нефтеперегонные заводы, нефтехимические предприятия. Население, конечно, пострадало, особенно социальные программы. Пришлось отказаться от дотаций на бензин, продукты питания.

Не сомневаюсь, что и нам придется поработать и над собственными финансовыми системами, развивать, хоть и не в полном объеме, импорто-замещение. Обратите внимание: как упорно нас втягивали в конфликт, сколько зверств на территориях с русскоязычным населением со стороны националистов. Все это сопровождается полной информационной блокадой собственных граждан. В общем, как всегда.

Я оптимист. Уверен, что если Запад будет ужесточать санкции, то нам придется возродить собственную промышленность, серьезно пострадавшую от бестолкового реформирования 90-х. С нанесенным тогда ущербом не сравнятся никакие санкции.

- Как вы на данном этапе охарактеризуете отношения России и Азербайджана? Чем вызвана такая активность России в выстраивании более конструктивных  отношений с Азербайджаном?

- Мне кажется, я объяснил наше видение ситуации. Мы против попыток развала государств СНГ, за всемерное укрепление экономического сотрудничества, укрепление потенциала наших друзей и соседей. В этом отношении у Азербайджана хорошие крепкие позиции. Это не только энергоресурсы, это и в целом окрепшая экономика, хорошие перспективы с точки зрения развития транспортного коридора через Иран.

Не буду повторять то, что говорил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров о развитии отношений России и Азербайджана. Он привел впечатляющие данные и о нашей торговле, и о других сферах сотрудничества.

Конечно, это не предел, потенциал в наших отношениях далеко не исчерпан. Немаловажно продолжать усилия и по урегулированию карабахского конфликта «на основе согласованных принципов», как подчеркнул министр — «Россия, как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, далее будет способствовать решению этого конфликта в мирном ключе».  

Развитие сотрудничества, на мой взгляд, будет способствовать разрешению и этого застарелого конфликта. Только в процессе сотрудничества возникает та атмосфера доверия, которая и позволяет разрешить даже самые сложные проблемы.

Loading...