17:51 11 Декабря 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Украинский кризис и перспективы геополитических проектов в Евразии

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
0 0 0

Самой сложной будет ситуация на Кавказе. Однако она и сейчас сложна, и главные сложности вызваны здесь не столько действиями или бездействием России, сколько внутренними противоречиями

БАКУ, 14 мар - Новости-Азербайджан.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования (Киев)

Сегодня несомненным является факт невозможности разрешения украинского кризиса мирным путем. Просто потому, что США и их европейские союзники, а также непризнанное Россией киевское правительство уже квалифицировали действия РФ в Крыму как вооруженное вторжение, оккупацию и попытку аннексии части территории суверенного государства. Вполне возможно, и даже скорее всего, эта их позиция не приведет к сколько-нибудь серьезным шагам в отношении России, и даже демонстративно вводимые санкции останутся потешными – рассчитанными на создание информационных поводов для ангажированных СМИ, пугающих обывателей.

Однако слово сказано, и, исходя из практики международных отношений, хотя бы внешне и формально это слово придется держать. То есть на всех возможных уровнях Россию будут клеймить как агрессора и не признавать ни независимость Крыма, ни его возможное вхождение в состав России.

В этих условиях, в принципе, Москве становится все равно – занять только Крым или еще  часть Украины. Позиция Запада (в первую очередь США) от этого не изменится, объем и действенность санкций тоже, воевать с Россией США не будут – не только за Крым или Украину, но даже за Польшу. Разница только в том, что в одном случае Россию будут клеймить как агрессора всего лишь за Крым, а в другом – за всю Украину.

Это с точки зрения взаимоотношений с Западом.

Понятно, что балтийские государства (Латвия, Эстония, Литва) займут позицию, даже более радикальную, чем старая Европа и США. Но от них мало что зависит не только в мире, а и в ЕС.

 

Страны ТС и ЦА

Но Россия развивает свои основные геополитические проекты (Таможенный союз и Евразийский союз) и на восточном направлении СНГ. Москва, конечно, желает подключения к этим проектам ЕС, хотя бы в виде создания зоны свободной торговли между создающимся Евразийским союзом и пока существующим Европейским союзом, но на сегодня Запад к такому формату сотрудничества не готов. Практически переговоры даже не начинались, а после событий на Украине можно предполагать, что в ближайшее время и не начнутся.

Таким образом, при определении масштаба и формата участия России в разрешении украинского кризиса для Москвы куда более существенную роль будет играть мнение постсоветских и азиатских элит, чем заранее известная позиция Европы и США, которые сегодня не могут ничего, кроме как громко возмущаться любыми действиями России.

Пока ситуация в СНГ для России довольно стабильна. Белоруссия и Казахстан, хоть и не торопятся заявить о своей поддержке, но и не выступают против. Более того, Минск выступил с инициативой усиления российской авиационной группировки на своей территории на пятнадцать самолетов. Девять уже переброшено. (Напомним, неделей раньше США перебросили в Польшу 16 самолетов).

В свою очередь, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев потребовал укрепить боеспособность казахстанской армии на юго-западе. Понятно, что данные действия направлены не против России, а в ее поддержку. Позиция Таджикистана и Киргизстана также в целом благоприятна для России, а традиционно «самостоятельные» (с ориентацией на прозападную многовекторность) Туркменистан и Узбекистан молчат и серьезных заявлений не делают.

То есть можно считать, что ситуация в Белоруссии и в постсоветской Азии для России пока стабильна и благоприятна. Способность России жестко отстоять свои интересы на Украине сделает эту ситуацию еще благоприятнее, поскольку местные элиты понимают, что Россия является единственным гарантом от «оранжевых переворотов» у них. Даже самый стабильный из всех режим Лукашенко в Минске постепенно слабеет просто потому, что с каждым годом Александр Григорьевич не становится моложе.

Не только в Белоруссии, но и практически во всех постсоветских азиатских государствах лидеры далеко не молодые люди и правят не один десяток лет. То есть вопрос: «А что после?» – для местных элит актуален. Той части элиты, которую США не смогут или не захотят купить, гарантию на «после» может дать исключительно Россия. Но только Россия, готовая действовать.

Поэтому они, с одной стороны, желают, чтобы Россия продемонстрировала свою готовность защищать союзников от США и ЕС, но им не нравится, когда союзник при этом несет территориальные потери. Ведь все события постсоветские элиты примеряют на себя. Их вполне устроит силовое переформатирование украинской власти, пересмотр Конституции Украины и создание федеративного государства, приведение к власти в Киеве пророссийских политиков. А вот изъятие у Украины Крыма их очень напряжет. Изъятие же Юго-Востока вызовет крайнюю обеспокоенность, а гипотетическая ликвидация Украины приведет к совершенно паническим настроениям.

То есть, с точки зрения взаимоотношений со своими постсоветскими азиатскими партнерами и Белоруссией, России было бы выгоднее, если бы деструкция Украины была закреплена совместными действиями с Западом (введение польских и венгерских войск в Западную Украину, в то время, как российские ВС войдут в восточную, южную и центральную часть страны). При этом раскол Украины и даже присоединение части ее территорий к соседним странам все равно останется практически неизбежным, но этот процесс окажется отложен.

 

О Молдавии - особо

Молдова озабочена ситуацией на Украине в связи с Приднестровьем, но старается не раздражать Россию, чтобы не вызвать ее на резкие шаги. Очевидно, Кишинев будет двигаться в политическом фарватере Бухареста, который занял взвешенную позицию. С одной стороны, проводит совместные учения с ВМФ США и открывает небо самолетам НАТО для мониторинга ситуации на Украине, с другой – пока  заявления официального Бухареста не страдают радикализмом.

Проблемы с Приднестровьем и Гагаузией серьезно сокращают пространство для маневра Кишиневу, а Бухарест, озабоченный желанием интегрировать Молдову в качестве провинции, скорее всего, изберет выжидательную тактику, чтобы, традиционно для Румынии, явиться на сцене в  момент раздела трофеев и потребовать свою долю.

 

Взрывоопасный Кавказ

Ситуация на Кавказе для России будет самой сложной. Наличие абхазской, осетинской и карабахской проблем, столкновение в регионе американских, турецких, российских и иранских интересов делает ситуацию непредсказуемой и взрывоопасной. Уже сейчас действия России на Украине вызывают беспокойство в Азербайджане и в Грузии.

В то же время противоречия, разделяющие государства Кавказа, не позволяют им сформировать более-менее единую позицию. Можно предположить, что и по данному вопросу они будут выступать вразнобой, параллельно пытаясь выторговать у Москвы какие-нибудь уступки в ходе тайных переговоров.

Поэтому кавказский регион потребует от российской дипломатии сложных маневров, но ситуация здесь далека от критической.

 

А также Индия, Япония, Китай

Наконец, Индия, Китай, Япония и другие государства Азиатско-тихоокеанского региона, независимо от того, являются они союзниками или оппонентами США в геополитической игре, достаточно заняты внутренними проблемами региона, в том числе территориальными спорами с тем же Китаем, чтобы не слишком резко вмешиваться в проблемы России на европейском театре. Им объективно даже выгодно охлаждение отношений России с Европой, поскольку тогда Москва попытается переключить значительную часть объемов своей внешней торговли именно на данный регион. Восток, скорее всего, ограничится расплывчатыми заявлениями, которые каждый участник конфликта сможет трактовать на свой вкус.

В конечном итоге можем констатировать, что практически любое решение России в украинском кризисе, которое можно будет трактовать как занятие Москвой сильной позиции, приведет к некоторому ухудшению отношений с Западом (США и ЕС) – в основном в политической и информационно-пропагандисткой сфере. Однако укрепит позиции России на постсоветском пространстве и, как минимум не ухудшит, а как максимум улучшит ее положение в АТР.

Конечно, при этом надо учитывать, что государства постсоветского пространства (как союзники России, так и нейтралы) будут опасаться возросшей военной мощи Москвы и ее готовности к самостоятельным политическим действиям. Однако Минск имеет куда больше оснований опасаться агрессии (в виде «оранжевой революции») со стороны ЕС, чем планов Москвы, а Казахстан и другие государства Центральной Азии куда сильнее ощущают китайское давление и видят в России определенный противовес и фактор баланса сил в регионе.

Очевидно, самой сложной будет ситуация на Кавказе. Однако она и сейчас сложна, и главные сложности вызваны здесь не столько действиями или бездействием России, сколько внутренними противоречиями.

Фактически Россия решает не вопрос, будут ли ее любить или бояться, а только проблему, будет ли она активным игроком в регионе, или ее из него вытеснят.

 


Loading...

Главные темы