07:58 25 Сентября 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

В регионе выстраивается новая внеблоковая система безопасности -Евсеев

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
100

Роухани собирается скорректировать внешнюю политику ИРИ, это создает новые возможности для разрешения проблемы Нагорного Карабаха. Интерес к этому проявляют Турция и Россия, сказал российский эксперт

БАКУ, 12 фев - Новости-Азербайджан, Гамид Гамидов. 

Интервью «Новости-Азербайджан»  с директором Центра общественно-политических исследований, известным российским политологом Владимиром Евсеевым

- С начала нового года напряжение на линии фронта карабахского конфликта серьезно возросло. И раньше случались периодически какие-то перестрелки, стычки, вылазки. Но на этот раз все куда серьезнее. Хотелось бы услышать Ваше экспертное мнение относительно этого напряжения. Какова вероятность возобновления полноценной войны? Кому и зачем вообще было выгодно это напряжение?

 

- С моей личной точки зрения, полноценная война сейчас не нужна ни Азербайджану, ни Армении, ни тем более России, Турции или США… Не добившись успеха в разрешении этой проблемы, Москва сделала свой выбор в пользу Еревана, по сути самоустранившись от своей деятельности, как сопредседателя Минской группы ОБСЕ. Другие сопредседатели, в первую очередь Франция, значительной активности в разрешении проблемы Нагорного Карабаха не предпринимают.  

 

Нет полной ясности в отношении истинных причин нынешнего обострения вооруженного конфликта в зоне Нагорного Карабаха. Наверное, этому способствовало то, что снайперы до сих пор не выведены из зоны боевого соприкосновения. В таких условиях трудно говорить о возможности стабилизации ситуации в области вооруженного конфликта. Однако полагаю, что сейчас не идет речь о полномасштабной войне. Это обострение носит временный и локальный характер.


- Москва тем временем попросила стороны конфликта объявить хотя бы временное перемирие на время Олимпиады. Как Вы думаете, как поступит Москва, если напряжение на линии фронта будет только нарастать? 

 

 - Считаю, что во время этих олимпийских игр масштаб вооруженного противостояния по проблеме Нагорного Карабаха будет существенно уменьшен.    

 
- Ситуация с Ираном и Западом вызывает неподдельный интерес. Запад частично снял санкции, Иран обещал частично прекратить обогащение урана. Как вы считаете, как дальше будут развиваться отношения двух сторон, и как развитие ситуации вокруг Ирана влияет на геополитическую обстановку на Южном Кавказе? 

- По сути, Запад пошел лишь на символическое смягчение финансово-экономических санкций. Все ограничения для Тегерана в отношении экспорта нефти, банковской сферы и страхования морских перевозок грузов остались в силе. Экономический эффект для Исламской Республики Иран (ИРИ) от нынешнего смягчения санкций не превысит 7 млрд. долларов, из которых 4,2 млрд долларов – это заблокированные на банковских счетах средства за ранее поставленную иранскую нефть. При этом ИРИ теряет в год не менее 60 млрд. долларов от сокращения экспорта нефти (нынешний объем такого экспорта составляет около 1 млн. баррелей в сутки, достаточно легко он может быть увеличен в 2,0-2,5 раза), в США находится порядка 100 млрд. долларов, которые остались со времен шаха Мохаммеда Реза Пехливи (в 1979 г. они составляли 25 млрд. долл., к нынешнему времени они в четыре раза выросли в своей цене). На этом фоне крайне скромно выглядит экономический эффект от смягчения Западом санкций в отношении Тегерана.

 

Со своей стороны, Иран пошел на беспрецедентные меры доверия, но только на шесть месяцев, и в отношении заявленных ядерных объектов (в их число, например, не включена военная база в Парчине, где, по западным данным, испытывался нейтронный детонатор для атомной бомбы). Это крайне затрудняет выявление инспекторами МАГАТЭ в ИРИ незаявленной (незаконной) ядерной деятельности.

 

Полагаю, что Тегеран выполнит свои обязательства согласно первому этапу  «Совместного плана действий» - промежуточного соглашения между представителями ИРИ и «шестерки» международных посредников (постоянные члены Совета Безопасности ООН и Германия) по урегулированию иранского ядерного кризиса, подписанного в Женеве 24 ноября 2013 года. Однако, потом может возникнуть продолжительный период ожидания ввиду неготовности сторон к осуществлению заключительного этапа этого соглашения.

 

В частности, Меджлис ИРИ не собирается ратифицировать Дополнительный протокол (1997 г.) к Соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий, а США – снимать все ранее наложенные финансово-экономические санкции. Последнее невозможно как по техническим причинам (указанное соглашение предполагает это сделать в течение 6 месяцев), так и ввиду жесткого противодействия этому вопросу со стороны Конгресса США. Кроме того, на Западе понимают, что снятие с ИРИ всех санкций лишит ведущие государства рычагов влияния на Тегеран, что необходимо, например, для урегулирования сирийского кризиса.

 

Непосредственного влияния на ситуацию в сфере безопасности на Южном Кавказе иранский ядерный кризис не оказывает. Конечно, значительно снижается вероятность силового разрешения ядерного кризиса, но пока только на один год. В дальнейшем многое будет зависеть от текущего состояния этой проблемы, глубины ирано-саудовского противостояния и внутриполитической ситуации в Государстве Израиль.  

 

С другой стороны, новый президент ИРИ Хасан Роухани собирается существенно скорректировать внешнюю политику страны. Это создает дополнительные возможности для начала разрешения проблемы Нагорного Карабаха за счет построения в регионе новой, внеблоковой системы безопасности. Интерес к этому проявляет Турция и, возможно, Россия.    


- Кажется, на Сирию уже махнули рукой и Запад, и Россия. Ощущение, что конфликт, который длится вот уже третий год, полностью вышел из-под контроля. Что Вы думаете по этому поводу? 

 

- Действительно, Саудовская Аравия и ИРИ являются основными спонсорами сирийского вооруженного конфликта, на который каждая из сторон ежегодно тратит не менее 5 млрд. долларов. Только взаимное сокращение финансирования противоположных сторон конфликта может сократить его масштаб. К сожалению, Эр-Рияд и Тегеран к этому пока не готовы. При этом иранское руководство терпеливо ждет прихода прагматиков к власти в Саудовской Аравии.

 

Однако было бы неправильно все сводить к суннитско-шиитскому противостоянию, так как в сирийский конфликт вовлечено значительное количество, в том числе христианских стран. В качестве примера можно назвать Францию и США. Несколько обособленно стоит мусульманская Турция, которая стремится стать региональным лидером. Она до сих пор не может договориться с Ираном о путях разрешения сирийской проблемы. Это подтвердил недавний визит в Тегеран премьер-министра Реджепа Эрдогана.

 

В ближайшие месяцы сирийское химическое оружие будет уничтожено, но это не приведет к разрешению рассматриваемого кризиса. Более того, власть Башара Асада только укрепится, что, скорее всего, позволит ему победить в июле на президентских выборах. Однако уже осенью в ходе проведения международной конференции «Женева-3» может быть поставлен вопрос о создании переходного правительства с реальными полномочиями как начало выхода из сирийского тупика.    


- Наконец, мы не перестаем наблюдать за ситуацией в Украине? Чем, по-вашему, там все завершится?

 

- Наиболее вероятно, что в ходе внеочередных президентских выборов на Украине, если они состоятся, Виктор Янукович потерпит поражение. Однако результаты этих выборов проигравшая сторона не признает. Это будет способствовать дезинтеграции и дальнейшего экономического ослабления государства. И никакие кредиты Киеву не помогут ввиду всепроникающей коррупции, разрыва экономических связей с Россией, развала национальной науки и упадка системы образования. В этих условиях Запад скорее создаст себе проблему, чем помешает евразийскому интеграционному проекту. Тем не менее, станет реальностью дальнейшее ухудшение российско-западных отношений, что все больше будет толкать Москву в сторону Пекина.

 

 


Loading...