11:07 01 Октября 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Статус региональной державы для России смертелен - Князев

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
000

Реалии новейшего времени заставляют российское руководство изменить саму идеологию внешней политики, считает Александр Князев

БАКУ, 20 дек – Новости-Азербайджан, Гами Гамидов.

Интервью «Новости-Азербайджан» с доктором исторических наук, координатором региональных программ Института востоковедения РАН Александром Князевым;

- Может ли начало 2013 года ознаменоваться активными военными действиями Запада против Ирана?


- Недавно российский  политолог Гейдар Джемаль выступил с большой статьей, в которой говорит о вероятности большой рокировки на Ближнем Востоке. Суть – в отказе США от прежних союзников в лице Турции, Саудовской Аравии и т.д., и в достижении соглашения между Вашингтоном и Тегераном.

«Приобретя Иран в качестве нового стратегического партнера на Ближнем Востоке, США смогут, наконец, сосредоточиться на главной своей геополитической проблеме – Китае и России», – пишет Джемаль. При всем уважении к коллеге, я такой вероятности не допускаю – достаточно посмотреть на состояние общественного мнения в ИРИ, на господствующую идеологию в политическом истеблишменте, чтобы прийти к выводу о невозможности подобного прямого альянса. Но вот достичь – скорее негласной, непубличной – договоренности о снижении накала двусторонней военной риторики и отказе от прямой военной конфронтации, это вполне допустимо.

- А как же возможная атака Ирана со стороны Израиля?

- В США войну с Ираном лоббируют произраильские круги. Они сильны, но далеко не всесильны. Учитывая массу сложностей собственно внутриамериканской жизни, не думаю, что новая администрация Обамы рискнет на военную авантюру в отношении Ирана. Спровоцировать на такие действия сам Израиль – да, это не исключается. Американцы при этом остаются в стороне, а Израиль… Израиль просто рискует закончить собственную недолгую историю как государства. Израиль в самое последнее время потерял свои возможности влияния в Европе – голосование по Палестине в ООН это показало вполне очевидно. Ряд событий последних лет свидетельствует и о высочайшей сомнительности какого-либо союза Израиля с любым из государств Ближнего Востока. За исключением, может быть, Саудовской Аравии, которая сама переживает далеко не простые времена, это же, повторюсь, относится и к Турции. Растет враждебность в отношении Израиля в Египте, и она будет расти все более.

Израиль плюс Азербайджан – звучит, конечно, гордо, но и не более того. Начиная с 2006 года, Израиль воюет только на своей территории, при всех своих немалых достоинствах, на большее израильская армия просто не способна. Израильская военная доктрина в значительной своей части построена на противодействии иррегулярным арабским формированиям типа ХАМАСа и Хезболлы, их успешность в войне с иранскими вооруженными силами, с подразделениями КСИРа и «басиджами», всерьез предполагать просто смешно.

А войны на территории Израиля, имея ввиду и оккупированные им территории, будут продолжаться, рискну предположить, продолжаться по нарастающей. Особенно, если арабским монархиям и Западу удастся заменить в Сирии режим Башира Асада на так называемую «сирийскую оппозицию». В этой ситуации Израиль вернется к временам  тотальной войны с арабским миром. Напомню, в 1948 году соседние арабские страны объявили войну вновь созданному еврейскому государству, прервавшуюся лишь после подписания Кэмп-Дэвидских соглашений с Египтом в 1979 году. Сейчас Египет вновь в антиизраильском лагере, пусть пока не так уж и явно. Американский союзник в регионе сейчас один – это Саудовская Аравия. Занятая собственными проблемами – борьбой с выступлениями салафитов в Йемене, с шиитами – в Восточной провинции, расколом внутри самой правящей саудовской элиты и конкуренцией с британскими сателлитами – Бахрейном, Катаром, ОАЭ… 

- Как поведет себя Россия, если ситуация в Сирии перерастет в настоящую войну с открытым привлечением сил третьих стран? Как в целом можете оценить внешнюю политику РФ на Ближнем Востоке?

- Россия сегодня в большей степени сосредоточена на решении внутренних проблем – пора заканчивать так называемый «транзит», не случайно Владимир Путин так часто говорит о социальной направленности своих приоритетов. Тем не менее, и евразийский проект на постсоветском пространстве, и постепенное, пусть пока и вялое, возвращение в такие жизненно важные для РФ регионы, как Ближний Восток, говорят о небезразличной позиции России в регионе. Войны США против Ирана не будет, в этом случае говорить о позиции России нет и смысла. Сирия же уже стала примером того, что Россия, как, кстати, и Китай, сделали для себя определенные выводы из новейшей истории Ливии. Несмотря на массу потерь постсоветского времени, рычагов влияния на ситуацию в регионе у России остается множество. Если у арабских монархов и их западных покровителей хватит решимости устранить Асада военным путем, используя террористические группировки, как это уже происходит, может последовать и симметричный ответ, например, в адрес Турции. Никто пока не отменял, например, «курдской» проблемы. Это нежелательные сценарии, но любое действие вызывает соответствующее противодействие.

Вопрос здесь только один – насколько у руководства России хватает политической воли, соответствующей объективному историческому статусу России. Реалии новейшего времени заставляют российское руководство изменить саму идеологию внешней политики, весь определяющий формирование этой политики образ мыслей. Сегодня абсолютно очевидно, что российская внешняя политика должна из рефлекторной трансформироваться в осознанную и максимально долговременную, выстроенную стратегически. Речь идет не столько о восстановлении «международного равновесия», или о формировании «многополюсности» нового мироустройства, сколько о новой трактовке традиционной для России идеи обеспечения безопасности границ за счет их расширения — или, как минимум, расширения «зоны спокойствия» вокруг России. Именно вопросы собственной безопасности, защиты своего государственного пространства, а не некие синкретистские евразийские доктрины, преподносящие «связывание великих пространств Евразии» как мессианский долг России, всегда стояли в основе российского продвижения в Восточную Европу, на Кавказ, в Азию.

Статус региональной державы для России смертелен, и от него нужно избавляться любой ценой и в любых вопросах, будь то карабахский, каспийский, сирийский или иранский... Россия по определению не может не быть великой державой.

- Интересно также узнать, как, по-Вашему, в ближайшее время будут складываться российско-грузинские отношения?


- Я довольно иронично отношусь к прогнозам о «стремительном сближении» Москвы и Тбилиси. Дай Бог, чтобы просто установились нормальные отношения, исключающие вероятность новой войны. Администрация Иванишвили сущностно ничем не отличается от администрации Саакашвили. Это игра в доброго и злого президентов. Упертость, прошу прощения, Саакашвили показала свою абсолютную непродуктивность, в том числе с точки зрения его западных кукловодов, теперь Иванишвили и его команда будут играть в конструктивность. Сейчас можно встретить много комментаторских оценок, полных оптимизма, в которых Грузия становится для России чуть ли не главным военным союзником на Кавказе. Думаю, это полная чушь. Грузия остается в орбите западного влияния, меняя лишь риторику. Оснований же для конкуренции Баку и Тбилиси с точки зрения отношений с Москвой я вообще не вижу. Да и де-юре, лишь Армения на Южном Кавказе может считаться для России союзником, участвуя в ОДКБ. Хотя, по большому счету, я сторонник известного мнения императора Александра III: ««Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он говорить своим министрам, — наша армия и флот». Со стороны Москвы знак новой администрации в Тбилиси дан, но гораздо важнее, я уверен, – наведение порядка в российской армии.



 

 





Loading...