16:20 01 Октября 2016
Прямой эфир
АНАЛИТИКА

Опыт политической хирургии в Грузии и на Украине

АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
000

Конец осени – годовщина «цветных революций», которая празднуется официальными властями Грузии и Украины как национальные праздники

Дмитрий Выдрин, политолог, (Киев), специально для РИА Новости

БАКУ, 18 ноября – «Новости-Азербайджан». Конец осени – годовщина «цветных революций», которая празднуется официальными властями Грузии и Украины как национальные праздники.  И хотя  с каждым годом пафос празднования становится все приглушеннее, две страны  образовали своего рода «кавказско-украинский революционно-меловой круг».

Новая политика: скальпель вместо терапии

До сих пор не осознан тот факт, что пять лет назад, сначала в Грузии, а потом на Украине,  была опробована принципиально новая модель политики для постсоветских стран. Смысл ее в том, чтобы отвергнуть базовые постулаты управления современным обществом, прежде всего -  согласование общественных интересов.  Так вот, анализируемые события как раз потому были квалифицированы как «революции», что они не «сшивали» интересы различных социальных, национальных, конфессиональных слоев, а просто отсекали  те, которые революционному руководству казались вредными или    ненужными.

Любая революция тем и отличается, что не тратит время на «тонкие материи». Революции нужны не сложные методы диагностирования, лечения общественных процессов, а лишь надежный «скальпель» для отсечения всего проблемного и чуждого. Таким идеальным «скальпелем» обычно выступает харизматичный лидер, способный на решительные, а иногда просто истерически отчаянные  - не скованные ни законом, ни сложившимися правилами, ни моралью -  действия. «Оранжевые» события были целенаправленной попыткой перевести динамику развития постсоветских стран из несколько вялого,  но естественного процесса в искусственный и управляемый режим революции.

Правда, до сих пор остается неясным, почему главные заказчики, советники и менеджеры «цветных» революций - а таковыми выступали различные западные  официальные и неформальные органы власти и влияния – избрали для своих политических экспериментов именно Грузию и Украину. Обе страны и так послушно следовали в фарватере западной политики. Режимы Кучмы и Шеварнадзе евроцентризм и проамериканизм сделали официальной внешнеполитической доктриной своих стран, где вступление в НАТО значилось стержнем государственной безопасности. Значителен «личный вклад» этих лидеров и в создании атмосферы многоуровневой  русофобии.

Тем не менее, Запад - в лице своих официальных организаций, общественных фондов, гражданских инициатив – пошел на значительные организационные, финансовые издержки, чтобы найти способ радикальной смены явно выгодных им лидеров. Скорее всего, причина в том, что западным политтехнологам старые «кадры» советской закваски - даже максимально отзывчивые к «западным ценностям», но  серые и невыразительные - уже не могли быть адекватными партнерами и игроками в глобальных политических спектаклях. Тем более, если нужно было «играть вживую» на совместных саммитных мероприятиях,  в прямых эфирах и т.д. Таким образом, «цветные революции» стали закономерным ответом на социальный запрос Запада на новые,  «хирургические» механизмы смены власти. Особенно в тех случаях, когда традиционные методы «лечения» общественного организма считались слишком длительными.

Бинарные харизматики

Цветные революции и захлебнулись в тех странах, где их организаторы переоценили харизматичность своих провайдеров. В Грузии же и  Украине с этим сложилось весьма удачно.      На Украине «харизматизация» главного лидера, как это ни драматично отмечать, произошла через его жестокую болезнь. Именно тогда, балансируя на грани жизни и смерти, утратив предмет своего особого мужского нарциссизма  - голливудскую внешность, –консервативный и конформистичный Ющенко оказался готов к любым рискам. Как это ни жестоко звучит, сама болезнь как бы выписала индульгенцию Ющенко на любые действия.   В ситуации с Саакашвили индульгенцию выписывали, скорее, его внешние покровители, которые гарантировали ему отнюдь не фатальный, а самый благоприятный исход -  в карьерном, финансовом и иных смыслах.

Говорят, что не бывает революционеров, которых не вдохновляли бы близкие женщины. В нашем случае, обоим лидерам невероятно повезло. У них были внутрисемейные «музы» - жены, которые всецело психологически и идеологически разделяли избранный путь своих мужей, а также были и «политические музы» - партнеры. С большой вероятностью можно предположить, что ни Саакашвили, ни Ющенко не решились бы на радикальные действия, если бы одного постоянно и решительно не подталкивала «железная» Бурджанадзе, а другого – «неистовая» Тимошенко.

Сложное сочетание такого рода факторов, видимо,  не позволило тиражировать «оранжевые» революции по всему постсоветскому полигону. Где-то вроде нашли и «мужчину» - Немцова, и «женщину» - Хакамаду, но они перепутали ролевые функции… А потом уже стало поздно, поскольку завершался цикл востребованности революций.

 

Недоделанные революции

Любая революция является, по сути, способом передела собственности. Революция заканчивается, когда собственность переделена. В грузинском и украинской варианте революции были фактически остановлены тогда, когда произошел определенный передел финансовых потоков, активов на уровне самой верхушки элиты (окружение президентов, премьеров, наиболее влиятельных лидеров парламентских фракций и руководителей силовых структур). Возможно, не вина, а просто слабость победивших «оранжевых» лидеров заключалась в том, что, не успев остыть от гневных речей в адрес олигархов, они, или их ближайшее окружение, сами мгновенно оказались подельниками этих олигархов в газовом, нефтяном, энергетическом и т.д. бизнесах.

В такой ситуации была возможность «красиво выйти» из революционной парадигмы, лидеры плавно могли бы превращаться в реформаторов, уделяя все больше внимания не поискам врага, а проблемам трансформирования общества. Но подобной мутации не произошло. Революционность начала разъедать сама себя.

Сегодня в обеих странах начинается драматичная фаза, когда «бинарные харизматики» пытаются отбросить интересы своей органичной половинки.

Поэтому, скорее всего, весь следующий год в Грузии пройдет под знаком интриги  «кто кого победит» – Саакашвили или Бурджанадзе, на Украине -  Ющенко или Тимошенко. А драматичность в том, что это смертельная борьба Сиамских близнецов: победа одного и гибель другого все равно означают гибель и победителя.

«Цветная»  эволюция

 «Цветные» революции по антуражу и эмоциональной составляющей, собственно, и явились «фабрикой политических звезд». Но оказалось, что их продукт по содержанию не эффективен в ответах на актуальные вызовы времени, тем более, в тяжелые кризисные времена. События последних месяцев в ведущих странах мира,  в принципе, продемонстрировали, какой тип элит, скорее всего, будет востребован. Не ярко-карнавальная «цветная» форма, а методическое, политико-консервативного содержание и станет, очевидно, хитом наступающего нового глобального политического сезона. Подобную модель уже опробируют законодатели мировой политической моды – прежде всего, президент США  Барак Обама, президент Франции  Николя Саркози, и к ней явно присматривается президент РФ Дмитрий Медведев. То, что эта модель будет популярной во всем мире, уже не вызывает сомнений. Но если она еще и докажет свою эффективность, весь политический  мир ждут глобальные изменения, включая, естественно, грузинско-украинский - возможно, в будущем - эволюционно-меловой круг.


Loading...